Божий дар с яичницей

16 июля 2016

Безымянный-1-1Я написала этот текст для журнала Robb Report и по его поручению, за что ему большое спасибо, он всегда расширяет мои горизонты.

***

Первый фестиваль шампанского Krug уже состоялся. Дело было в Риме этой весной. Я в нём участвовала вместе с 50 журналистами со всего света. «Мы будем выбирать каждый год новый город», – сказал в своей речи возле кафе Obikà в 11 утра Оливье Круг, генеральный директор дома Krug. И попросил всех приезжать.

О да, ответили мы, ибо нет большего удовольствия в нашем деле, чем участвовать в мероприятии с неограниченным бюджетом, организованном профессионалами топ-класса. О шампанском я вообще не говорю. Krug – это квинтэссенция и сама идея шампанского во плоти.

Накануне гостей расселили в отеле Boscolo Exedra Roma на пьяцца Република. Утром автобусы высадили нас за квартал от рынка Кампо-де-Фьори, и мы щебеча прогулялись к нему по мостовым Вечного города. Там, после дегустации Krug Grande Cuvée и речей CEO Krug Маргариты Энрикес и Оливье Круга, всем раздали по корзинке со списком продуктов, напечатанным золотом, и попросили пройтись по рядам. За продукты не платить. В моём списке был пункт «два продукта на ваше усмотрение». Я взяла у весёлого фермера фисташки и землянику, хотя знала, что предстоит мастер-класс по приготовлению яиц.

На окраину города на бывшую шерстяную фабрику мы ехали кавалькадой в разноцветных винтажных «фиатах» 500 и 600 – не репликах, заметьте. Замыкал шествие «фольксваген» 1962 года. Туристы снимали нас чаще, чем Колизей.

На фабрике, превращённой в четырёхуровневое модное пространство Lanificio с садом на крыше, выставочным залом и рестораном, за двумя большими столами нас ждали амбассадоры Krug’a, шефы Джеймс Вон и Йосуке Суга. Мы поделились на две группы: «Яйцо-пашот» и «Яичница-болтунья». Оказалось, что в невинную болтунью добавляется по чайной ложке масла на яйцо, а в конце всё полируется сливками. Моя болтунья была с фисташками и шампанским, и они ей шли.

В залах тем временем то там, то сям открывались новые столы: жарились бараньи рёбра, плескалась в чане моцарелла, резалась тонкими ломтями рыба, ожидавшая своей участи подвешенной на железных крюках. Всё это съедали прямо с рабочих столов поваров или забирали с подносов официантов, Маргарита давала интервью в видеокамеры айфонов и надписывала книжки с рецептами яиц – и все пили шампанское. Солнце светило сквозь гигантские окна бывшей фабрики, выходившие в овраг, заросший черёмухой. А в конце ланча с потолка на блоках спустился огромный стол, уставленный сотнями пирожных.

Оказалось, здесь есть подземелье, где в музейной темноте мы увидели дневник отца-основателя дома, он всё записывал. Никаким случайностям не было места в жизни человека, который решил делать лучшее шампанское всегда, невзирая на погоду и урожай.

В большом зале с подушками в ответ на вопрос, что он думает о шампанском Krug, свистал соловьём, цокал и свиристел фантастический музыкант Beardyman.

Вечером журналистское luxury-сообщество показало класс: праздничный дресс-код предстоящего ужина и концерта в монастыре Браманте соблюли все, невероятно похорошев. Мы снова совершили краткую прогулку, позволив римлянам увидеть восхитительно феллиниевское шествие красивой толпы вслед за вожатым со значком Krug на золочёной картонке.

В монастыре нас ждал ужин ещё одного посла марки Антони Дженовезе и дегустация шести шампанских, указанных в меню под пятизначными номерами. В скачанном приложении Krug номера обращались в рассказы: какое было в 2001 году жаркое лето и отчего в составе именно этого купажа больше шардоне. «Начинаем концерт! Монастырь принадлежит Ватикану, и надо будет прекратить его ровно в полночь!» – сообщил Оливье Круг, и начался невероятный, фантастический, сумасшедший джем-сейшн дневного щегла-свистуна Beardyman с нигерийским певцом Кезайей Джонсом. И пусть они видели друг друга впервые, но синергия (которая сейчас больше всего волнует СЕО Krug) сработала, они слились, и музыка подняла зал. Через 15 минут все уже танцевали возле своих столов, а потом пошли, пошли, пошли – и длинной змеёй заструились вокруг сцены в центре высокого гулкого зала. Мелькали руки и ноги, из-за столов вытягивали зазевавшихся и вовлекали в африканский, неуловимо ритуальный, невыносимо ритмичный танец. К полуночи в змейке плясал весь зал.

«Я была СЕО “Моэта” в Аргентине, – рассказывала мне в 8 утра следующего дня стройная и свежая Маргарет, – и уверенно скажу: в роскошном сегменте не действуют никакие наработки из массового. Всё, что я знала о шампанском в “Моэте”, не пригодилось при работе с “Кругом”». В той змейке она плясала первой. Маргарет мечтала быть танцовщицей в юности и уверена, что в сочетании музыки и шампанского есть особая, научно зафиксированная магия, которая позволяет насладиться и тем и другим во много раз сильнее.

После первого фестиваля Krug мне ей нечего возразить.

Безымянный-2-2

Комментарии
2
Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.
  • июля 16, 2016 13:35

    The article made me instantly thirsty for Krug

    0
  • Travel Insider
    Travel Insider
    июля 16, 2016 14:48

    Искренне восхищаюсь, вот и передалось тебе, Ванечка!

    0

Забыли пароль?