Бургеры: как я судила

13 августа 2015

Я люблю бургеры. Поэтому, когда Stay hungry  позвали меня в жюри Битвы бургеров, я согласилась, несмотря на субботу, святой день ничегонеделания. Еще мне было интересно, как выглядит знаменитый Бадаевский завод, где все должно было происходить.

Я хотела приехать заранее: надо было увидеть, как работает народ, готовит и складывает в стопочку булки с котлетами, но навигатор ушел в отказ, что, дескать, он не знает такого адреса «Набережная Шевченко, 12″. А номер 15 знает.  Я по памяти добралась до въезда. В широкие ворота нескончаемым потоком шел веселый московский народ, следуя указателям «Битва Бургеров».

11223546_873507702716018_4393747049299975598_o

 

Следующий час я пыталась запарковаться (невозможно), объехать завод сверху (разворот за третьим кольцом и аркой победы и обратно на набережную у Киевского вокзала), подъехать к нему дальше по течению Москва-реки (невозможно, съездов нет нигде), подъехать к нему с холма со стороны дома-таки 15 (невозможно: ступеней вниз нет, только расписанные граффити гаражи-сквоты, и за приоткрытыми фабричными воротами – настоящая зона из «Сталкера», сквозь которую, наверное, можно добраться до завода, но вот обратно ночью уже никак, очень страшно).

В отчаянии я вернулась к заводскому шлагбауму и сказала, что еду на мойку, она виднелась внутри завода.  Отдала мойщику 500 рублей, попросила не мыть машину, а просто похранить ее – и кинулась бегом в гущу событий.

Завод оказался как бы вторым винзаводом, но более богатым и затейливым по части архитектуры. Пиво все-таки очень немецкий напиток, подумала я, пробегая мимо башенок:

 

С башнями и башенками тут вообще все в порядке, в том числе и на горизонте.

 

Сити, гостиница Radisson Украина добавляли сказочности в пейзаж:

 

Жюри сидело вокруг большого дощатого стола в центре заводского двора и не смотрело на меня  с одобрением – типа, молодец, успела к первому бургеру – только потому, что смотреть никто никуда уже не мог: на всех были атласные, льняные, замшевые маски для сна. Меня тоже одели в такую и тут же принесли соискателя номер один. Я успела!

 

Еда вслепую отличается от обычной. Еда бургеров вслепую отличается драматически. Через два бургера я размазала по лицу красную помаду, еще через один в отчаянии стерла ее вообще. Не то чтобы я промахивалась мимо рта, но бургер и с открытыми-то глазами есть непросто. Поэтому размер бургера, который должен нежно вписаться в рот, на некоторое время стал главным критерием для жюри.

IMG_5699

 

Довольно быстро стало ясно, что бургеры очень отличаются друг от друга по вкусу. Такой эксперимент невозможно произвести самостоятельно на местности, надо ждать, пока все рестораторы съедутся на одну площадку. По такому случаю, кроме жюри, на Бадаевском была тьма народу, который производил собственные полевые испытания.

 

После органолептических проб надо поднять руку – и бургер унесут со стола, тогда можно снять очки и записать свои впечатления в таблицу. Критерии:»Булка», «Котлета», «Сочетание» (булки с котлетой и остальными деталями бургера), «Подача»; «Общая оценка».

 

Труднее всего было с первыми бургерами: их не с чем было сравнивать. Также, быстро стало ясно, что в голове не удержать все подробности вкусов, поэтому жюри слегка надкусывало конкурсанта и немедленно принималось писать в бумажках. Оставшиеся бургеры не скажу чтобы сжигали, но выбрасывали в большие пластиковые ведра,  не противореча генеральной линии страны. Да, жестоко. Да, лучше бы отдали голодающим (а некоторые и отдавали, потому что вокруг жюри толпилась большая группа поддержки, включая друзей и родственников).

Но съесть целиком 12 бургеров невозможно, слуга покорный, сменных желудков пока не придумали.

me w burger

В первом мне показалась будто ржаной булка – и чуть недосоленным мясо. Майонез еще, он был. Был.

Второй бургер выбыл из игры, потому что продал весь свой запас фуража.  На выбор «деньги или слава» откликнулся,  стало быть, «деньги»; ну ок.

В третьем булка была суховата. Ну как суховата – по сравнению с первым. В комменатриях у меня стоит «бакл.» и минус. Видимо, баклажаны в сборе мне не показались озарительными. А вдруг это были не баклажаны?

В четвертом мне понравилось было все, я отметила черный хлеб и коле-слоу (органолептические способности совершенствовались на глазах, а еще, когда снимаешь повязку с глаз, видишь соседей, которые пока в процессе, что уж там); но тут принесли пятый, и я поняла, что пределов совершенству нет.

В шестом я полюбила бекон, и вообще весь бургер, внпезапно. Магия.

В седьмом мне почудился, как говаривали классики, «фальшивый заяц», и правильно почудился: в соревнование с отвагой камикадзе ввязался мой любимый вегетарианский «Fresh». За смелость я ему набросила пяток очков.

В восьмом появился кунжут на булочке, мясо сильно покрупнело в помоле, и размер бургера, ко всеобщему рукоплесканию, оказался идеально подходящим для homo sapiens. Потому что, напомню, бургер иногда мог оказаться очень большим в диаметре, или таким высоким, что положи его на бок – и смело можно назвать его длинным.

Девятый был с репчатым луком и с острым соусом, островатым для меня: хлеб с котлетой вообще-то дело нежное, и добавки не должны перетягивать одеяло на себя.

Десятый смутил хвойным вкусом. Я вспомнила, что недавно в «Белом Кролике», 23-ем по счету ресторане мира, пробовала новый гастрономический сет. Он начинался с колобка из березового луба (промежуток между корой и собственно древесиной, его еще называют «оболонь» и «мезга»). Я подумала, что замешивать еловые опилки – еще более свежее гастрономическое решение. «Розмарин,» – лаконично отозвался член жюри Василий Быков на мой вопрос.

Одиннадцатому достался плюс за коробочку, открыть которую с закрытыми глазами оказалось настоящим квестом, все равно что разобрать калашникова за 45 секунд. И минус за острый  соус барбекю, да. У меня тоже есть собственные каноны, но законы жанра незыблемы, и страсть народа к макдональдовским бигмакам и другим двойным чизбургерам не в последнюю очередь зиждется на идеальном балансе вкусов.

Двенадцатый обозначился у меня в комментариях как «Король органики»: мясо было такого ярко выраженного сельскохозяйственного вкуса, что запах фермы еще долго клубился в голове, как после трюфеля.  Сыр патриотически был представлен чем-то вроде вымоченного сулугуни.

Тринадцатый бургер был креветочным, и душистые креветки выпадали из межбулочного пространства. Трудно собрать бургер, еще успела подумать я смутно – и тут прозвучал гонг. Точнее говоря, Анна Бичевская, ведущая конкурса, объявила в микрофон о его завершении.

Был еще прекрасный миг, когда нас попросили снять маски для сна и принесли все 12 бургеров посмотреть, как они выглядят.

 

Понятно, что этот показ подрывал дело слепой дегустации, но жюри, все сплошь достойные люди, не  бросилось переправлять ранее выставленные оценки, узнав в лицо дружеские рестораны, а просто заполнили последнюю колонку «Подача», то есть насколько красиво и продуманно выглядел каждый бургер.

И дальше началось самое ужасное: надо было выбрать три лучших в каждой номинации и вообще три лучших.

Меня не учили в детстве выбирать. Если я видела два одинаковых платья разных цветов, мама всегда говорила: «купи оба.»

Как я ни заворачивала бумажку, чтобы толпа не разглядела мои оценки, все оказалось зря. Какая-то девушка из-за моего плеча вдруг громко спросила: «Почему вы нам поставили четыре?» «Вы, Нелли, наверное, отличницей были в школе и никому не давали списывать? – спросила Аня, оттесняя девушку.

Да, и нет. Да, была отличницей, нет, всем давала списывать сколько хочешь, мне не жалко.

Назвалась членом жюри – будь добра решать. Да, я знаю, что готовить в полевых условиях – непростое испытание. Да, я знаю, что все смельчаки и достойны первого приза.  Но, как говорил поэт Оден, верь своей боли. Оставалось только довериться своему чувству, которое, облеченное в столбцы сухих цифр, лежало передо мной.

Путем простого подсчета я назвала лучших – и нервно ушла гулять по площади завода, освещенной теперь уже фонарями: совсем стемнело. На горизонте сиял Сити, на другом горела «Украина». Бургерные продолжали работать, как дизель в Заполярье.

 

 

Предстоит еще голосование народа, утешала я себя. Я подошла к столу, название которого, что-то вроде «Стейк Исидор», я знала уже, совпадает с моим первым призом. «Желаю вам, чтобы вы выиграли,» – сказала я, находясь в образе доброй феи. Девушка улыбнулась мне. Она отдыхала: все было продано.

IMG_5705

 

Народ толпился, ел и отдыхал:

 

И тут прозвучал гонг: объявили победителей по версии профессионального жюри. И мой стейк исидор, который на самом деле, конечн же, был «Стейк и Сидр», никому еще не известный, свеженький стартап, взял первое место!

Оказалось, он понравился всем. Верь своей боли. И счастью тоже верь.

В номинации «лучшая булка» победил красный фудтрак Больше Бургеров — Ginza Project Moscow

DSC02960

 

«Лучшая котлета» ушла к — FАРШ Мясная Лавка-Бургерная by Novikov. «Самое интересное сочетание вкусов»досталось  Стейк и Сидр, «Оригинальная подача» — Ferma Burger. На втором главном месте оказался Fарш, а на третьем Гинза.

Ferma at Home заняла первое народное место, на втором месте оказался Fарш, на третьем True Burgers.

«Лучший сервис» народ присудил кафе FАРШ Мясная Лавка-Бургерная by Novikov(на втором месте Ferma, на третьем The Burger Brothers.) А лучшей командой назвали The Burger Brothers(на втором месте Burger Heroes, а на третьем Кафе Юность).

Гордыми участниками, или как говорили в советское время, дипломантами, Битвы Бургеров были также «Укулелешная», BB burgers, Fresh, «Блестящие бургеры» и  Papas burger.

 

Я выбралась из ликующей толпы и пошла за машиной. Надо было еще добраться до дачи, ведь суббота – святое время безделья. «Приезжайте еще,» – сказал сотрудник мойки, выкатывая мне чистого коня.

«Мы же договорились, это за постоять,» – смутилась я и потянулась за кошельком. «Не, у нас если уж заехал, то помоют и стой себе,» – сообщил он. Хороший лайфхак! Помните о нем, это не последняя битва бургеров в нашей жизни.

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии
0
Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Забыли пароль?