Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Jumeirah и ее матрасы

1 111
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading...Loading...
Jumeirah и ее матрасы
2 дней
2 остановок
На чем спят в непосредственной близости от Букингемского дворца
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    0,15
  • средняя Длительность, дней
    2
  • остановок
    2
  • Мест к посещению
    2
Время в пути
Часы
  • Пешком
    2мин.

– Что? 8 тысяч евро на дверцы шкафчиков в кухне? – спросила я архитектора. Он виновато повесил голову. Стыл кофе. Мы оба посмотрели в окно. 

– Зато это настоящий лак поверх мдф, – выслал он гонцов мира. Но меня уже было не застать врасплох. 

– У меня вообще не будет дверец в кухне, – сказала я. 

Невинный ремонт недостроя, доставшегося нам с основным домом, незаметно перерос в гигантскую стройку, хотя размер здания оставался прежним – сто с лишним метров. У нас уже работала самая пижонская бригада в округе. Бригадир ездил на Тесле. 

Свои предложения архитектор Эрик начинал обычно так: «Я тут подумал…»  Каждое утро он появлялся у входа в кухню, где мы тоже что-то беспрерывно чинили, с толстым альбомом формата а3 под мышкой. За завтраком мы с Костей только и делали, что выбирали дерево, камень, выключатели, форму каменной кладки и угол, под которым лестница поднималась на крышу. После завтрака мы ехали по производствам.

Эрик захватывал все новые плацдармы. Пока мы были в Москве, он возвел на крыше барную стойку с холодильником и посудомойкой, цветочные ящики из бетона и перголу. 

Конечно, Эрик Петит Корчинский знал, что предлагал. За свои 60 лет он построил полтысячи зданий. Он был французом с киевской бабушкой и папой-архитектором, Корчинским-старшим. В его собственном доме на почти отвесной горе гости обычно теряли дар речи – это было сквозистое, распахнутое солнцу и свету пространство. Непонятно каким образом оно держалось на склоне. В нем были спальни на немыслимых уровнях, террасы то там то сям, горизонтальные и вертикальные окна-прострелы на все стороны света. Дом был легким, сухим, он был атлет-марафонец или буддистский монах. Эрик был таким же  – худым, высоким, с ореховыми глазами: раек светлел и желтел крапинами к зрачку, как у гепарда.

Гепард обычно дожидался в засаде какого-нибудь незначащего разговора, например, в машине по дороге в очередной строительный магазин – и наутро появлялся с расчерченным от руки идеальным портретом дикой мечты, которую мы при нем неосторожно озвучили. 

Я показала ему патио в марокканском музее Ив-Сен-Лорана – и он тут же принес чертеж, как будет ложиться керамическая плитка на стену в ванной, какого размера она будет и на какой высоте от пола (спойлер – на уровне глаза)  надо начинать раскручивать спираль узора.  Он нашел изготовителей плитки. 

Мы захотели положить на пол местный камень – он нашел его,  седого цвета, в каменоломне в 10 километрах от нас – и заодно укрыл им внешнюю террасу. 

Мы подумали, что неплохо бы использовать местное дерево – и в спальне уже монтировали пол из какой-то непроизносимой разновидности акации. Доски уходили через стеклянные двери прямо в чащу, они не боялись любой погоды. Рабочие Эрика ненавидели от всего сердца: он требовал идеального соответствия чертежам и проводил на стройке все время. Мы теряли контроль: раз я легкомысленно сказала Эрику на лесопилке, что можно сделать изголовье кровати из досок, края которых образуют зубчатую нотную линию с первыми звуками нашей отрядной семейной песни Summer time – и Эрик наутро явился с чертежом. 

Пора было становиться в желаньях  скромнее. Изголовье отменили.

Попутно мы работали, жили, ездили на океан. Я просматривала новости из большого мира, которые мне присылали для сайта: открывались рестораны, шефы запускали новые меню. Отели только и делали, что оснащались, заводили новые подушки и кровати. Группа Jumeirah перезапустила свой первый отель в Дубае –  Jumeirah Beach hotel – «c легендарными кроватями Hypnos». 

Я обладаю уникальным знанием, вдруг осенило меня: я знаю название кроватей одной из лучших отельных групп мира. Видите ли, ремонт – это много решений о вещах, которыми мы физически никогда не воспользуемся. Мы не увидим трубы, проложенные в стенах, не узнаем, какая на ощупь та проволока, по которой идет электричество, не осознаем, насколько крепкий тот крюк, на который мы хотим повесить одну из наших хрустальных гигантских люстр. Пока все это не сломается, но даже и тогда. 

Поэтому в середине ремонта у любого заказчика возникает неотложная необходимость купить роскошную и абсолютно не обязательную вещь, которая хороша сама по себе, а также здесь и сейчас, не отсроченно. Которую можно трогать и которую будет видно. 

Друзья, например, спасали свой дом от следов соли (океан-то рядом), меняли окна, ровняли стены – и параллельно внезапно заказали в Германии невыразимой красоты винтовую деревянную лестницу на крышу.

Я начала думать про кровать.

… В интернете на странице Hypnos красовалась королевская печать. Кровать  самого скромного вида с мягким изголовьем стоила столько же, сколько я сэкономила на дверцах. 

Сертифицированные королевским британским домом изделия, оказалось, были представлены в 20 минутах езды от нашего дома. Следующие полдня я проходила инициацию в салоне Hypnos. Мне рассказывали, чем шерстяная набивка отличается от кашемировой. Почему матрас обязательно должен лежать на родной базе. Почему кровать может быть с пультом, который превращает ее в подобие госпитальной, и почему удобно в базе делать сейфы. Зачем базы делятся пополам в длину или в ширину (спойлер — для удобства транспортировки). Почему нельзя, нельзя, нельзя примерять на себя кровати, сидя на их краю. Это совсем другое чувство, чем лежать на них, и не снимайте ботинки, у нас тут специальная ткань в изножье, прямо с ногами валитесь и пробуйте, как вам оно. Я узнала, почему без наматрасника, этой мягкой толстенькой попонки, любая кровать – профанация. Я увидела, как можно выкатывать наверх гостевой матрас из-под узкой девичьей кроватки, превращая ее в полноценную двуспальную, а матрасы соединять молниями вроде полярных палаток, чтобы никаким кхм, могучим усилием их было не разлучить. 

Мы до сих пор спали на наспех купленных рейках с тонким каучуковым матрасом.

Я почти было заказала Hypnos, но вспомнила, что мы на днях летим в Лондон и будем жить в и Jumeirah Lowndes hotel и Jumeirah Carlton Tower. Любопытство меня остановило: если в Дубае спят на английских матрасах Hypnos, то на чем же спят в непосредственной близости от Букингемского дворца? 

 

… Отели разделяла улица в одном из самых аристократических районов. Погода в ноябрьском Лондоне стояла солнечная, был пронзительно ясный воздух, желтели лучшие в мире сады – и два братца-отеля в шаге от Harrods, Harvey Hichols и других мест силы приветливо ждали нас. Мы даже решили прогуляться к ним пешком от Victoria station после аэроэкспресса. 

Jumeirah Lowndes hotel

***

Вы знали, что желать – довольно опасное дело? Желание мое исполнилось буквально: я подхватила где-то в пути страшную желудочную бактерию и провела на матрасах все, абсолютно все время, отведенное на Лондон.

Я на матрасе

Первым был Jumeirah Lowndes. Номер, угасающим сознанием отметила я, оказался в стилистике Madmen, с шторами от угла до угла в горизонтальную полоску, с торшерами, похожими на шайбы, – и с огромными зеркалами в изголовье, которые делали комнату бесконечно горизонтальной.

Все это абсолютно соответствовало моему горизонтальному состоянию: я только и делала, что горизонтально лежала в горячей ванне или под пуховым одеялом и дрожала крупной дрожью.

Меня не видно за телеэкраном, но я там есть

Я даже не пошла на официально самую лучшую в городе чайную церемонию, а всего-то надо было спуститься вниз, в холл отеля. 

Чай на завтраке в Jumeirah Lowndes hotel

Наутро после завтрака (он был включен в проживание, но я пила, о проклятье, только чай) я все же выдрала слабыми руками подоткнутую под матрас простыню. Меня ждало жестокое разочарование: на матрасе не было маркировки. Нет, я его не переворачивала, но обсмотрела все углы. Ни-че-го. Он был бледно-золотого цвета в легкую матовую полоску. На ресепшне тоже хранили тайну, но улыбались приветливо.

Jumeirah Lowndes hotel ресепшн

По всем приметам, кровать была Hypnos (после дня в магазине я уж как-нибудь да отличу, самонадеянно и несколько в бреду думала я): изголовье было правильно мягким; база была сплошная и тоже неуловимо уступала движению. Матрас был с наматрасником типа «перинка». Лежать на нем было наслаждением, если бы не необходимость вставать в туалет каждый час: бактерия попалась на редкость настойчивая. (Попутно хочу сказать волшебное слово «фуразолидон». Никакой розовый висмут, белый уголь или имодиум из лондонских аптек не помогли. Только он, верный друг, спас меня, но уже в Москве. Берите его в любую поездку. )

На следующий день мы поехали на презентацию в бриллиантовый бутик Chatila книги нашего друга Андрея Наврозова «Страшная красота» (а наши чемоданы переехали в соседний Jumeirah Carlton Tower). На Old Bond Street зажгли в тот день первые рождественские огни. Девушки  в розовых пиджаках и шпильках шептались с владельцем бриллиантового магазина красавцем и женихом Маруаном Шатилой, официанты разносили шампанское и фуагра. Я пила воду без газа с лимоном. Книга повествовала о разрушительной страсти, которая без остатка поглотила душу, сердце и роскошную буржуазную жизнь автора, включая квартиру в Лондоне, палаццо в Венеции, жемчужное ожерелье жены-американки и без счету, надо полагать, лучших на свете матрасов Hypnos. Так жил до встречи со страшной красотой писатель Наврозов. Интерьер его палермитанской квартиры, например, делал Челесте Делль Анна, автор бутика Chatila. Коллекция его галстуков  Hermes насчитывала сотню-две, на полу квартиры лежала музейная плитка в раме из мраморных блоков. Он был барин и сибарит, который бросил все в топку страсти.

Коротко говоря, история укладывается в строки Киплинга: «Что дурак растранжирил, всего и не счесть / а впрочем, как вы и я / Будущность, веру, деньги и честь / Но леди вдвое могла бы съесть / а дурак, на то он дурак и есть / А впрочем, как вы и я.» 

Писатель Андрей Наврозов и Костя

В свете этой книги мой интерес к Hypnos выглядел мелким и незначительным, но обрушение основ не каждому дано пережить, и к тому же Андрюша всегда тяготел к опасным беседам с судьбой, что ему какой-то матрас. 

***

 … Второй отель, Jumeirah Carlton Tower, находился в наинеприметнейшем здании, вроде как лондонский дом Эркюля Пуаро в известном сериале содержит внутри прелестный интерьер и самого Пуаро. (Первый отель, к слову, был еще неприметнее, вот он внизу):

Jumeirah Lowndes hotel

Но зато номер Brompton Suite успешно конкурировал с целым Лoндоном, с музеем Виктории и Альберта, с Гайд-Парком, с Harvey Nichols: он был мало того, что угловой, но еще и  с двумя большими балконами. С 14 этажа открывался немыслимой и невероятной красоты вид. Вечерами внизу зажигал свои лампочки Harrods. Я продолжала пить чай с лимоном и отменила ресторан Чичваркина Hide.

Jumeirah Carlton Tower, вид из номера Brompton Suite

Jumeirah Carlton Tower, вид из номера Brompton Suite

Jumeirah Carlton Tower, вид из номера Brompton Suite

Я проводила в ванной почти все время, которое не лежала на матрасе), поэтому ванну я представлю вам подробно:

Вид из окна ванной

Иногда я выбиралась в гостиную:

Меня не взбодрило даже приветствие вице-президента группы отелей Jumeirah, по совместительству директора отеля, Люка Делафоссе:

Меня не излечили от хворобы даже необыкновенной красоты шелковые подушки под девизом «посмотрите, что можно сделать из узбекского иката плюс хороший дизайн»:

Меня даже не порадовало то, что всегда вызывает мое умиление: все розетки всех родов войск стояли навытяжку над, а не под рабочим столом:

И только матрас чуть придал мне сил. Отель Jumeirah Carlton Tower меня не подвел: матрас имел имя.

Спальня Brompton suite

Но это было не английское имя, а греческое легкомысленное Coco-mat.

Мне захотелось узнать, сколько он стоит. В отличие от кристально прозрачного сайта Hypnos и по устоявшейся греческой привычке на кокосовом сайте не было цен, зато была бешеная чернобелая фото-графика, скакавшая туда-сюда и делавшая просмотр страниц невозможным; а может, мне из-за интоксикации так показалось? Купить онлайн Coco-mat нельзя было вообще, а ближайший магазин Coco-mat приветливо сиял огнями в 1000 километрах от моей стройки, в Мадриде. 

Должна признать: матрас coco-mat тоже был прекрасен. На нем тоже была попонка, умягчающая идеальную поддерживающую структуру, и его нежность так же идеально сочеталась с упругостью. Если даже у вас нет полузабытья, деминерализации и температуры, вы его все равно легко могли перепутать с Hypnos.

Матрас – вот тема для романа, подумала я, лежа в номере и ощупывая край попонки. Матрас – вот настоящая страшная красота, а не профессиональная обманщица из эскорта. Матрас даже лучше: он никогда не предаст, не станет врать, что он из Санкт-Петербурга и не изменит тебе с новеньким, еще не потрошеным, миллиардером. Он не выцыганит у тебя жемчужное ожерелье жены. Ему не надо выправлять европейский паспорт. Максимум, на что он может тебя развести – это химчистка, но махровые простыни с водоотталкивающим эффектом от этих проблем тебя предохранят.  

Матрас – это почти навсегда, и он должен быть благородной крови.

Мы вернулись в Москву. Я выздоровела. У меня появился план.

Я полечу на новогодние праздники в Jumeirah Beach hotel, проведу ночь в объятиях Hypnos. Одно дело валяться на нем в магазине, а другое дело лежать в халате с видом на Персидский залив.

И главное, там не нужно будет ничего чинить. 

Jumeirah Lowndes Hotel21 Lowndes Street, London, SW1X 9ES, UK. Т.: +44 20 7823 1234

Jumeirah Carlton TowerOn Cadogan Place, Knightsbridge, London SW1X 9PY, UK. Т.: +44 (0)20 7235 1234

 

теги: Отели

Спа в Омане: оазисы наслаждений и профессионализма

Оман неопытной души

Travelinsider image

Old House, вторая остановка в…

Лето продолжается, а в Ростове-на-Дону – тем более. Ваша любимая парочка Владимир Пожидаев и…
7 дней, 1 остановок
Travelinsider image

Уткино и Old House – кто…

Когда я обещала сравнить два курорта в Ростовской области и рассказать вам о результатах,…
7 дней, 4 остановок
Комментарии
0

Вернуться наверх

Забыли пароль?