Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Лучше, чем Палех?

Лучше, чем Палех?
1 дней
2 остановок
От Кремля до родины русских лаков – 40 километров
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    44,4
  • средняя Длительность, дней
    1
  • остановок
    2
  • Мест к посещению
    2
Время в пути
Часы

У всех на слуху Палех. Знают Мстеру и Холуй – местности, где издавна расписывают шкатулки, километрах эдак в 300 от Москвы. Но мало кто знает, что в одном подмосковном селе тоже делают шкатулки и расписывают их, и до него в десять раз меньше езды. Село называется Федоскино.

Фото Иван КУринной.

Фото Иван Куринной.

Купец Коробов наладил там производство киверов для козырьков для фуражек, а сам пустился путешествовать и в 1795 году добрался до Германии, повидал город Брауншвейг и мастерские Иоганна Генриха Штобвассера. В мастерских, понял Коробов, творились чудеса. Делались фрагменты карет, мебель, шкатулки, табакерки. Коробов тут же поехал домой, чтобы завести у себя такое же, и для верности украл из Германии двух немецких мастеров. Киверы и козырьки были забыты. Из Китая пришла мода на чай, и в Федоскино бросились делать чайницы. В 1818 году зять Коробова Лукутин затеял живописный процесс, привлек местную талантливую молодежь.  Учились прямо из-под руки мастеров, но и преподавателями из Строгановки тоже не пренебрегали.

Народный промысел – это когда все окрест заняты одним делом. Мелкие деревушки питали творческий состав сотрудников, а династия Лукутиных управляла производством. В 1828 году Лукутин выставил изделия на выставке в Милане и получил золотую медаль. Русские лаки оказались лучше немецких и французских, царь разрешил ставить на изделиях двуглавого орла. К концу 19 века орлов уже было четыре, а внизу было подписано «Фабрика Лукутина». (Имена художников не было принято ставить, вот и имена немцев тоже не сохранились.) Федоскино стало родиной русских лаков. Принято считать, что Палех старее, но на самом деле это не так: промысел Федоскино существует с 1795, а Палех с 1924 года.

В начале 19 века пришла такая же лютая мода на табак и на табакерки, как раньше на чайницы. Ее вообще-то ввел еще Петр I, когда привез из-за границы одну в виде кораблика; мода вспыхнула, как пожар: у Екатерины было уже около 10 тысяч табакерок. Если юноша хотел завязать знакомство, он  предлагал девушке понюхать щепотку табака. Было принято иметь столько табакерок, сколько в гардеробе костюмов, к каждому костюму своя. По табакерке судили, богат господин или не очень. Табакерка была визитной карточкой.

Федоскино, опять же, хоть и родина русских лаков, но превым привез лаки в Россию тоже Петр I . И первые лаковые мастерские возникли на Фонтанке и на Мойке. «Никогда этот факт в истории не фиксировался, и я все думала, почему, – а потом поняла: во времена Петра лаку было суждено остаться чисто дворцовым искусством, а Федоскино сделало лак народным,» – говорит главный художник фабрики. Елену мы встретили, когда она шла с новыми шкатулками из цеха в магазин:

фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

И правда, предметы фабрики Лукутина – коробочки под веер, стаканы под карандаши, перчаточницы, папиросницы – приживались везде, от изб до дворцов.  Поскольку любой промысел предполагает простые материалы, бриллиантовое кольцо могло быть лукаво исполнено с портретиком из папье-маше в центре.

В 1902 году последний из Лукутиных, Николай Александрович, покинул этот мир, где получил дворянский титул за заслуги перед отечеством, где был героем русско-турецкой войны, большим меценатом, где вложил средства в создание МХАТа и был знаком со Станиславским. После его смерти фабрика закрылась, художники пытались прибиться к соседскому жостовскому промыслу,  но не вышло. И тогда 10 человек решились заложить свое небогатое имущество, взять ссуду в банке и создать артель. В 1910 году артель уже работала. А после революции государство неожиданно поддержало промысел. В 1941 году (!) открылась профтехшкола и начала готовить мастеров. В 1943 году вышло постановление совнаркома №128, которое предписывало отзывать художников и преподавателей с фронта.

Больше предприятие никогда не закрывалось, и в 60-е годы артель стала фабрикой.

Туда мы и поехали однажды в зимний день.

Фото Ивана Куринного

Фото Иван Куринной

 

… Фабрика стоит на горке в холмистой деревне. Отчес­тво Елены  – Генриховна, и понятно, я ищу след немецких мастеров, а она его не подтверждает и не отрицает, ведет экскурсию. «Нам выгодно проводить здесь экскурсии, у нас хорошая программа: мы показываем людям, как из листа картона получаются шедевры,  а уже потом в магазин, не наоборот».

Мы идем из цеха в цех в небольшом тихом здании. В коридоре стоит сейф с вырезкой из газеты: «Запомни: чем больше денег, тем короче жизнь».

IMG_3376

 

Мне не хочется расспрашивать, сколько зарабатывают художники. Зато я уже знаю, что рисунок – лишь одна из 13 операций, которые проходит шкатулка на пути к совершенству. Что от начала до конца на шкатулку уходит полгода. И что пусть в основе академическая система живописи, Федоскино считается народным промыслом.

«Многие спрашивают, особенно иностранцы, почему мы делаем петли из латуни, а не из золота, коробку из картона, а не из лучших пород дерева. Во-первых, это традиция. Во-вторых, мастер берет самый простой материал и создает шедевр. Тем и отличается народное искусство: простые материалы – и сложные технологии, в которых  за два века ничего не изменилось.»

Гермесовский платок, вспоминаю я, тоже изготовляют вручную и в несколько этапов, но то мануфактура, не промысел, не народное искусство.

 

***

Представьте ненадолго, что вы сказочник, вы тоже были со мной на экскурсии и написали сказку. «Однажды мороз­ным утром мастер нарезал полосами картон,

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

заварил мучной клей, взял самую красивую болванку и много-мно­го раз обернул вокруг нее картонные ленты с клеем. Он крепко-накрепко сдавил их прессом, и ленты навсегда соединились друг с другом:

IMG_9806

Фото Иван Куринной

Че­рез четверть часа он вынул сердцевину, и ленты превратились в корпус. Мастер расстался с ним на две недели, а когда вернулся, в руках у него были наждак и шкурка; ими он отшлифовал корпус:

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

… который потом опустил почти на час в ог­ромный чан с темным, жарким и густым льняным маслом.

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

«Ах, как горячо», – сказал корпус, и его подняли на сетке в воздух. Все два дня, пока корпус сох, он боялся, что его опять бросят в масляную тьму. Но чьи-то руки распахнули темное чрево печи, и он на две недели оказался в стоградусной жаре.

IMG_9867

Фото Иван Куринной

«Вот где пекло!» – думал корпус, но он не сгорел, а ок­реп, постройнел и разделился на­двое: мастер отпилил от донышка будущую крышку и сказал: «Добавим-ка тебе глянца! Да целых 24 слоя, из них всего три живописных. Терпи: после каждого – в печку». Тут корпус и понял, что он – будущая шкатулка. А иначе на кого же еще можно потратить столько времени и усилий?!

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

«Все это ради красоты», – шептал себе корпус, становясь коробкой, обретая неведомую ему ранее женственность. В коробку вклеили вырезанные вручную из латунной пластины петли, и крышка с донышком стали неразлучны.

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

Коробку грунтовали, шпаклевали и шлифовали под лаки, чтоб ни ямочки, ни рытвинки. Вокруг коробки мелькали руки.

IMG_9831

Фото Иван Куринной

 

«Я принцесса, а это мои слуги», – думала коробка. Пришла весна, и почти через три месяца после того, как первая лента картона обернулась вокруг болванки, коробка в смятении замерла перед дверями в зал с надписью «Черный лак». «Ах, – подума­ла она, – я буду элегантна, как рояль». Три раза ее там покрыли гладким лаком и сутки сушили в печи.

IMG_9882

Фото Иван Куринной

 

По­том была волнительная встреча с красным лаком, и коробка ожила и заалела изнутри.

IMG_9880 copy

Новые руки осторожно взяли коробку и всю вымаза­ли тонкой кисточкой, а потом припудрили сереб­ряной пылью,

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

… умыли губкой с мылом, наклеили пластину сусального золота и привычно уложили сушиться.

IMG_0142

Фото Иван Куринной

 

В ней появились перламутровые окошки, сделанные из больших морских раковин из индийских глубин, хра­ня­щихся в темных подвалах. «Наконец-то я в руках настоящего творца», – подумала коробка и была права. Художник написал на ней первые пятна цвета и весело назвал их «замалёвок».

IMG_9880 copy

Фото Иван Куринной

 

Высушил и бархатно отполировал изнывающую от волнения коробку, и нанес второй слой, «перемалёвок».

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

Снова укрыл лаком, обдал печным жаром:

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

И приступил к последнему, детальному, слою:

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

Коробка засветилась от счастья, сделала книксен перед строгими судьями и была унесена для окончательного укрытия восемью слоями лака.

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

«Вот, значит, как становятся красавицами, –  думала коробка, пока ее попеременно лакировали и сушили в печи. – Ах, я готова на любые жертвы». На все это потребовалось еще три месяца; шло лето, пели птицы. На ее боках прочертили идеальную клетку-орнамент, изнутри загорелось золотое клеймо высокой принадлежности к старинному имени.

IMG_9972

Фото Иван Куринной

 

«Я королевна», – прошептала коробка, превра­тившаяся в Шкатулку, улеглась в белую невесомую постель и смежила веки впервые за полгода.»

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

 

***

Коробка не знала, что за время это сказки вместе с ней родились полторы тысячи ее сестер (в год Федоскино выпускает 3000 шкатулок). Пока она сохла, мастер работал над другим изделием, которое свои 2 недели уже отстояло, шлифовал его наждаками и шкуркой. Она не затрудняла себя знанием, что именно мучной клей дает возможность пропитать маслом  весь картон, чтобы получилось папье-маше, и что картон – особого сорта. К чему красавице это все?

Во времена СССР принцессы-шкатулки шли только на экспорт. Такие хранятся сейчас в музее  Федоскинской ордена «Знак почета» фабрики миниатюрной живописи рядом с бархатным красным знаменем.

IMG_9942

Фото: Иван Куринной

 

Фото: И.Куринной

Фото: И.Куринной

 

 

Там же с темного лака строго смотрит огненный Фидель:

IMG_3340

 

… и уходят вдаль в индус­т­риальном экстазе опоры элект­ропередач, и катаются на лыжах дети в Воронцовском парке.

IMG_3350 copy

 

 

Стильные формы архитектуры 60-х выступают на авансцену:

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

… или брезжат на горизонте провозвестниками грядущего:

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

На фабрике работает сто человек. «Профессии учатся только художники, а всей остальной ручной работе (опиловщик, шлифовщик, черный лак, белый лак, полировка) можно научиться только из-под руки мастера, методом народной педагогики,» – рассказывала Елена Генриховна. Одну коробку в цехе шпаклевки-грунтовки-шлифовки шкурят примерно полчаса, и не должно остаться ни ямки, ни рытвинки.

Фото Иван Куринной

Фото Иван Куринной

В цех «черный лак» вход воспрещен: нельзя, чтобы попадала грязь. Снаружи черным, а изнутри красным  лаком изделие покрывают в 2-3 слоя. Потом снова ставят в печь для просушки при 40С. После цветного лака мастер закрепляет результат прозрачным лаком. И уже после этого изделие попадает к художнику, через 3,5 месяца с начала производства.

А дальше начинается живопись. Она у федоскинских мастеров существует свободно, без канонов, в отличие от, например, Палеха. Палехские мастера Блохин и Котухин в 1924 году приехали в Федоскино, попросили открыть им секреты изготовления папье-маше – и перенесли свою древнерусскую иконную живопись на папье-маше, на коробки. Время было такое, иконные производства не выживали. А Мстера и Холуй вообще только перед второй мировой войны начали работать как лаковые центры. У них с Федоскино большая разница и в живописных приемах: у всех, кроме Федоскино, иконописная основа живописи и темперные краски. Но самое главное отличие – разница выразительных средств: в Федоскино реалистическая живопись, в Палехе – иконописная. В основе федоскинского рисунка лежит перспектива, построение пространства, а в Палехе изображение плоскостное.

Главный художник продолжает экскурсию: «Мы пишем масляными красками, они – темперными. Масляная краска бывает прозрачная, а бывает плотная. У нас есть метод лессировки, который позволяет работать по сусальному золоту и перламутру. Темперная же краска – плотная, как гуашь,с ней никакой лессировки и глубинное настроение не создашь. У нас очень котируется портретная живопись, а Палех-Мстера-Холуй не работают с портретами и натюрмортами. Кроме самой шкатулки, в сущности, у нас нет ничего общего. Даже преподавание в училище у них и у нас ведется совершенно по-разному. Каждый наш ученик изучает технику мастера: вы изучаете технику Брюллова…

Шкатулка по мотивам Брюллова. Фото Иван Куринной

Шкатулка по мотивам Брюллова. Фото Иван Куринной

 

… я – Рубенса, а он – Тициана. В Палехе же изучается прием. Например, сегодня они изучают, как делается драпировка, а завтра будут изучать облака на небе. В Палехе считают, что живопись, строящаяся на игре рефлексов, мешает. Они придерживаются своих канонов, а у нас канонов нет.»

Вопреки любым канонам, кстати, именно в федоскинской живописи в середине 20 века, в противовес послевоенной реальности, возник жанр сказки: появились Снегурочка, Конек-Горбунок, Данила-мастер, Аленький цветочек, Емеля и щука.

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

«Замалевок ставили в печь сушиться часов на 6-8. Вытаскивали, остужали, покрывали лаком, и ставили еще раз в печку сушиться на 6-8 часов. Брали шкурку-нулевку, совсем мелкую, и зачищали поверхность до матовости, чтобы было хорошее сцепление краски с поверхностью. Не должно быть ни пыли, ни соринок. И начиналась следующая стадия – перемалевок, детализация: мастер прорабатывает, скажем, листочки. И опять ставит в печку. Высушили, еще раз покрыли лаком, еще раз в печку, опять зачистили мелкой шкуркой. Начинается бликовка: прорабатываются тени, блики, чтобы рисунок стал объемным, живопись у нас реалистичная. Все художники пишут в разной технике, даже грунты разные (серебряные, бронзовые, золотистые). Кто-то клеит сусальное золото, кто-то перламутровые вставки.»

IMG_3342 copy

Речка – перламутр.

 

«Перламутр обычно применяется, когда в рисунке есть небо, речка, окошко. Перламутр – это большая океаническая ракушка из Индийского океана. Раньше фабрика сама их закупала, и в подвале осталось много коробок, мы до сих пор ими пользуемся. Ракушку режут на миллиметровые пластинки. Потом мастер делает углубления в 1,5 миллиметра и методом инкрустации вставляет перламутр, а потом выравнивает вставку с поверхностью. А художник в нужных местах оставляет перламутр, а в ненужных закрашивает его.»

Если, замечу в скобках, не пишет прямо по ракушке :

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

Е.Г. нам рассказала про ими­та­­цию черепаховой кости, экспе­рименты с эпоксид­ной смолой, инкрустацию серебряным пуан­соном, цировку-процарапывание. Про то, как дровяную печь 19 века заменили термостатом с градусником. Про 80-е эксперименты с смолой, наращивая ее слои, чтобы рисунок буквально висел между ними как в воздухе. Иногда делают имитацию под черепаховую кость. Сначала корпус шкатулки подбивают белилами, потом покрывают лаком 2 раза. Так как масляный лак желтеет, то получается цвет слоновой кости. «Берем краску «марс прозрачный», делаем им довольно большое пятнышко любой формы, оставляем светлые промежутки, покрываем лаком, сушим, вытаскиваем, сверху капаем пятнышко поменьше, опять делаем то же самое, и так несколько раз. Второй вариант – белила поджигать над свечкой, но будет чуть другой цвет. А бывает, прямо на лак кладутся кружочки. Берем пуансон – спицу – и на ней затачиваем точку: если нужен кружочек, то его, если месяц, то месяц, если ромбик – значит ромбик. Потом выбиваем из ткани заточенным острием  ту фигурку, которая нам нужна, и наклеиваем. Еще один метод – цировка: наклеиваем фольгу, наносим на нее краску с лаком. Когда краска с лаком дает слабый отлип, то методом гравировки тонкой иголкой счищаем краску и обнажаем серебряную подложку. Во времена Лукутина пользовались серебряными пластинками. Даже скань в те времена выбивалась из серебра, а не из фольги.»

– Скажите, какие сюжеты у вас популярны?

– Тройка – наш постоянный сюжет. Есть зимняя, летняя, свадебная, парная, одиночная.

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

 

«Жар-птица пользуется спросом: все хотят удержать удачу за хвост. Приезжает к нам однажды депутат, долго выбирает в магазине, что купить. Наконец берет жар-птицу. Я спрашиваю его, почему, он говорит: «Потому что скоро выборы».

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

(Мне показалось еще, что очень популярен поцелуй):

IMG_0206

Фото Иван Куринной

 

 

– Когда не поздно что-то изменить в рисунке?

– Художник написал живопись, изделие поступает на художественный совет, который оценивает качество и гонорар, который художник должен получить за него. (У нас работают высококлассные мастера, поэтому крайне редко изделие не проходит худсовет.) Если худсовет одобрил изделие, то только после этого оно идет в лакировку, и после этого поздно что-либо менять. Мастер наносит на живопись 8 слоев лака, просушивая каждый, зачищая и полируя. Это сложная работа, и такой лак нельзя продрать. На столах тут можно заметить и краски, и кисточки. Потому что если надо где-то подкрасить, они успеют, подкрасят. На лакировку-полировку уходит дней 20. И наконец после этой операции изделие попадает в магазин.

– Работают ли художники в стол и на чем лучше зарабатывать – на простой или на сложной живописи?

– В стол никто не работает, потому что художникам нужны деньги за работу. Мы только раз пробовали удешевить продукцию: сделали раз партию в 50 пеналов под ручки, такие раньше были раньше для вееров. И стали думать, что на них написать. Вовка Рогатов и говорит: «Давайте я сделаю силуэты». Он сделал все, и все разные. Были там и медведи, и церковь, и целый оркестр, и дамы с кавалерами, и электрические опоры в индустриальном стиле.

Эту коробку я купила в магазине при фабрике за 4000 р.  Фото: Иван Куринной

Эту коробку я купила в магазине при фабрике за относительно небольшую сумму в 4000 р. Фото: Иван Куринной

 

Был силуэт охотничьей собаки на фоне травы, и улетающей утки. И все его композиции в единственном экземпляре, он их не повторяет. И да, продавались они сравнительно дешево.

В работе коробка с силуэтной живописью. Фото: Иван Куринной

В работе коробка с силуэтной живописью. Фото: Иван Куринной

 

– Художник  расписывает всю шкатулку один или с помощниками?

– Кроме живописи, есть орнаментальное оформление, и обычно художник-орнаменталист – это отдельный мастер. Он заправляет пасту в перо и от руки рисует орнамент. Ставит наш штампик, фирменный знак, ведь на рынке очень много контрафакта: наклеивают картинки и покрывают лаком. Поэтому каждое изделие имеет товарный знак внутри и индивидуальный номер.

– Мне нравится эта клеточка по борту:

Шотландская клетка, фото Иван Куринной

Шотландская клетка, фото Иван Куринной

Орнамент "Шотландская клетка". Фото Иван Куринной

Орнамент «Шотландская клетка». Фото Иван Куринной

 

– Шотландка? Это вид орнаментального оформления. Ее делают не пером. Берут из готовальни рейсфедер, разводят масляные краски, заправляют их в рейсфедер. Чертит по линейке клетку, но линейкой шкатулки не касается, делает все на весу. Это сложно, поверхности-то бывают разные.

Вообще, работа художника заканчивается с завершением рисунка. А какое будет оформление, решается на худсовете. Художник формально делает только крышечку (сам придумал или воспользовался темой). А реально здесь работают семьями. Одних, например, Рогатовых – 16 человек. Владимир Сергеевич всю коробку пишет от начала до конца (у нас так никто почти не делает, только Рогатов и Пястолов). Обычно как: нарисовал художник детей, а дальше не знает, что делать, и приносит на худсовет, а те зовут Рогатова и говорят: «Вов, спасай коробку!» И Вова в английском стиле спасает коробку: делает шотландку.

– Можно ли принести фотографию и сказать: хочу такое на шкатулку?

– Да, бывают изделия в единственном экземпляре, когда заказчик не хочет, чтобы еще у кого-то было такое же изделие. Делали мы как-то один такой заказ полтора года. Сделали макет, показали. Сделали форму, утвердили. Работали над эскизами: я писала акварелью, а художник потом с моей акварели писал маслом. Орнамент нам заказали в виде предметов. В другой раз заказчик просил орнамент в виде веток ландыша, а как ландыш делать? Мы вставляли жемчужины. Бывает, просят портретную живопись. Могут дать фотографию и попросить изобразить героя в костюме 19 века или в образе маркизы Помпадур. Приехал к нам однажды человек из Франции, он всю жизнь занимался космическими исследованиями,  но интересовался живописью и сам писал в стиле, скажем, Модильяни (не типичная для нас живопись). Он привез фотографии своих картин и попросил, чтобы мы изобразили их на шкатулках. И очень здорово получилось. Человек и его машина или мотоцикл – еще один совершенно типичный для нас сюжет. Его легко нарисовать в технике классической живописи и реализма. Питомцев тоже рисуем.

Фото: Иван Куринной

Фото: Иван Куринной

 

– Были заказы, которые вы отказались выполнить?

– Одна немецкая фирма хотела заказать циферблат часов, чтобы внутри было что-то написано. Но в циферблате допустимо определенное количество слоев, а у нас живопись многослойная, и технически мы не могли выполнить заказ. А вообще сразу после предоплаты мы начинаем выполнять заказ, и ни разу – ни разу! – еще не сорвали сроки, а сроки эти обычно 2 месяца (заготовки есть на складе, поэтому полгода ждать не надо). Если надо, зовем художников, которые уже на пенсии, коробки недавно просили у Мстеры, они наше дружественное предприятие. Делали для Спортивного комитета, для Лукойла, для Газпрома (они девушку попросили не в красном, а в синем платье, и чтобы на полотенце было написано «Газпром»).

Если заказчик Газпром, сарафан будет синим. Фото: Иван Куринной.

Если заказчик Газпром, сарафан будет синим. Фото: Иван Куринной.

… Жаль только, что в музее нет портретов тех двух немцев, которых купец Коробов зазвал сюда в 1795 году и преподавателей, которых спус­тя 20 лет переманили из Строгановки. Зато есть золотая медаль с выставки в Милане, царские клейма «Фабрики Лукутина».

На выходе я увидела двух слесарей, как сказочные богатыри, сидевших под плакатом в холле у автомата с горячей едой. Александр и Виктор, веселые спасатели, гордо сказали: «Вечно у них что-то ломается, а мы выручай», – и сразу стало ясно, что вот на ком Федоскино держится.

IMG_3383 copy

 


 

КАК ДОБРАТЬСЯ:

Из Москвы по Дмитровскому шос­се, на 35 км – по указателю «Федос­кино» направо еще два километра.

ФАБРИКА:

Сайт: fedoskino.net, Московская обл., Мытищинский район, с. Федоскино. тел.:  +7916 4955 700

Экскурсии: тел. +7495 5779 955; продолжительность – один час, 200–550 руб.; инди­виду­альная экскурсия – 1 500 руб.; мастер-классы 800–1100 руб.

Магазин

Открыт с 9:00 до 17:00, в выход­ные – с 10:00 до 16:00. Шкатулки от 4 000 до 156 000 руб. Иные места для покупок фабрикой не рекомен­дуются: много подделок. Тел.: +7903 5175 580.

ГДЕ ЕСТЬ:

Заведений, адекватных качеству и це­нам шкатулок, вокруг фабрики нет, ближайшее стилистически созвучное промыслу место – ресторан «Гранд кафе «Доктор Живаго», точнее, его черный зал с палехской, хм, росписью.

«Dr. Живаго», Москва, Ул. Моховая, 15/1, гостиница «Националь», +7499 9220 100, +7925 9616 969.

ЕЩЕ О РЕМЕСЛЕННИКАХ:

Жостовские подносы, Подмосковье

Фарфор Дулево и платки Павловского Посада

Лучшие ремесленники Флоренции

Комментарии
0
Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.
Вернуться наверх

Забыли пароль?