Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Почему дворец Му надо увидеть

Почему дворец Му надо увидеть
4 дней
1 остановок
Китай, первая остановка: Лицзян, отель Amandayan
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    29
  • средняя Длительность, дней
    4
  • остановок
    1
  • Мест к посещению
    1
Время в пути
Часы
  • Автомобиль
    0.39

Потому что, для начала, это отличный повод вообще зарулить в город Лицзян. Лететь до него от Пекина 3 часа, как в российский райцентр из Москвы, ей-богу. Шампанское в магазине найти не просто, я уже писала. Китайцев тут даже меньше, чем официального «меньшинства», народа наши (naxi); есть множество разных мелких народностей, в том числе народ с прекрасным именем и, или итцу. На крышах тут сидят охранные кошки-тотемы:

IMG_3428

Еще один повод: длина границы крошки-провинции Юннань (1/25 часть Китая) по внешнему краю Китая составляет 4000 километров, а за этой границей – Бангладеш, Бирма, Лаос, Вьетнам. Видов растений и животных тут – как во всем Северном полушарии. Горные пики тут до 7000 м, экватор рядом, два урожая в год, и есть древняя история в виде дворца Му в Лицзяне и не только.

Главный вход в дворец Му

Главный вход в дворец Му

Россиянин Петр Гулларт, оказавшийся чиновником в 40-е годы в Лицзяне, писал про дворец Му в 1942 году:

«Красивая улица неподалеку от площади Медников вела к дворцу династии Му. Границу этого аристократического квартала обозначала перекинутая над улицей триумфальная арка. Сам дворец, хаотичное сооружение в китайском стиле, использовался в качестве начальной школы округа. К нему прилегал ряд обнесенных стеной домов, где проживал бывший король, его семейство и другие члены королевской семьи.

Перед королевской усадьбой возвышалась покрытая искусной резьбой каменная арка с надписью из двух иероглифов — «Верный и правый»: этими эпитетами наградил короля в семнадцатом столетии император династии Мин. Титул «король» или «начальник», которым в народе до сих пор обозначали главу династии Му, был не более чем данью почета — во времена правления Маньчжурской династии феодальное деление на королевства было отменено, и Лицзян стал префектурой (фу). Некоторое время должность префекта сохранялась за королями династии Му и передавалась по наследству, однако позже они утратили и эту привилегию, и последующие префекты назначались правительством Китая.

Династия Му, чьи корни уходят во времена прославленной империи Тан, породила множество героических и справедливых правителей, время от времени перемежавшихся бездарными королями. К концу правления Маньчжурской династии королевское семейство Му успело изрядно продвинуться на пути разложения. Члены семьи усвоили новую в те времена моду на курение опиума и другие утонченные пороки китайского двора, так что падение было довольно болезненным.

Лишившись доходов от некогда обширных владений, семейство вынуждено было продавать один за другим предметы искусства из столетиями собиравшейся коллекции и драгоценные памятные вещи своих предков, чтобы удовлетворить ненасытную жажду опиума; поговаривали, что некоторые принцы продавали даже мебель и свадебные наряды своих жен. Авторитет и репутация славной династии пошли прахом.

Мне доводилось встречать короля, и вид у него был жалкий — бледный, истощенный, невыразительный; горожане считали его недотепой. Его нечасто приглашали на важные собрания, а когда это случалось, за праздничным столом ему отводили второстепенное место. Другие члены королевского семейства выглядели не более презентабельно, хотя некоторые из них были блестяще образованными людьми.

Одного из них, двоюродного брата короля, я взял в нашу контору управляющим делами, и он работал у нас до самого моего отъезда из Лицзяна. Иногда он целыми днями где-то пропадал и никогда не появлялся на месте до полудня, однако постоянно просил дать ему аванс в счет зарплаты и пытался втайне выгадывать для себя проценты с дохода от наших кооперативов. Более того, он вынес из конторы часы и множество других вещей и вечно норовил всеми правдами и неправдами выжать из любого доступного ему источника лишний доллар для собственного кармана.

Однако уволить его я не мог: все попытки оказались тщетными, поскольку заменить его было некем. Он прекрасно вел счета и писал по-китайски безупречные отчеты для головной конторы — в составлении официальных документов ему не было равных, поскольку он знал все нужные стили и формулировки.»

До описанных печальных событий Му правили народом наши с 14 по 17 век и за это время построили множество домов в нижней и верхней частях города. Домики, беседки и галереи располагались в идеальном порядке, а совсем не хаотично, а главное – все они располагались в прекрасных древних ухоженных садах и восходили на Львиную гору, где мы с Костей и жили.

Вот вид на город из чайного павильона, который сейчас располагается на территории отеля Amandayan. В городе примерно полторы тысячи отелей и новые все открываются, но лучше места, чем это, нет: выше только небо, внизу цветущая долина:

IMG_5058

Петр Гуляр писал: «Лицзян» по-китайски означает «прекрасная река». Такое имя город получил благодаря великой Реке Золотого песка, широко известной под названием Янцзы, — она протекает к востоку и западу от города, образуя огромную петлю, внутри которой и расположен Лицзян. Расстояние до реки от города в любом направлении не превышает сорока километров, однако для того, чтобы добраться до верхней точки петли, что на севере, потребуется несколько дней. На языке наси город называется Губи. И город, и река полностью заслуживают эпитета «прекрасный». В отличие от большинства китайских городов, Лицзян не был обнесен крепостной стеной.»

Кроме нас, во дворец шли и другие туристы и местные жители. Вот дамы народности наши в нарядных по случаю 8 марта шляпках входят во дворец:

IMG_3313-1

Дети без всякого пиетета гоняют по старинным барельефам, но их, главное, никто не ругает и не требует отойти:

IMG_3323-12

Дворец – не храм, но большие жертвенные вазы, куда в храмах бросают ароматические палочки, есть и здесь; и похоже, тут кто-то все же решил помолиться:

IMG_3324-4

Лучше всего, конечно, бродить по бесконечным залам, галереям и мостиках дворца не меньше чем с утра до полудня, останавливаясь на перекус и бутылочку пива:

IMG_3413-70

Но, конечно, очень хочется все бросить и вернуться на ланч в Amandayan, он выглядит примерно так:

Screen Shot 2018-03-28 at 12.00.54

Что еще лично мне было приятно: красный цвет колонн – традиционный для Лицзяна – совпадает с моим колером помады. Про цвета Петр Гуляр писал в 1942 году:

«Короткий подъем по мощенной камнями дороге вел к красному храму на вершине холма, откуда открывался замечательный вид на город и долины. Лицзян уютно располагался между этим холмом и подножием северной гряды напротив. (…) Сквозь море серых черепичных крыш проглядывали оранжевые, белые и красные пятна — стены домов и административных зданий. Внизу находилась квадратная рыночная площадь, заполненная людьми, — оттуда явственно долетал гомон толпы. Между крыш виднелись деревья и сады, там и сям поблескивали на солнце ручьи.»

IMG_3331-6

Внутри встречаются любопытные находки, вот королевский трон, аскетичный, всего богатства – тигровая шкура:

Трон короля, тигр настоящий

Трон короля, тигр настоящий

Во дворце обнаружилась небольшая и страшно модная выставка придворных нарядов:

IMG_3339-71

Видите рыбий хвост? А он есть!

IMG_3340-44

IMG_3338-72

IMG_3341-41

IMG_3337-13

IMG_3336-10

IMG_3335-8

Что это булава, мы еще так-сяк смекнули, а вот что за секиры сложной формы справа? И предваряя ваш вопрос, да: конечно, во дворце есть аудиогиды на английском:

IMG_3326-2

Охранный черт (на фото справа):

IMG_3329-73

Все цветет сейчас в Лицзяне, стоит выглянуть в окно:

IMG_3333-1

Боюсь, не смогу вам по порядку описать все помещения дворца Му, но все они в отличном состоянии, отреставрированы любо-дорого – ну и солнце нам в помощь – очень красивый свет был внутри:

IMG_3343-34

IMG_3345-18

IMG_3346-26

IMG_3355-40

Эти узорчатые медальки на овечьей шкуре на спине женщины наши – награды за ее бесконечно тяжелый труд. Традиционно в народе наши работали до седьмого пота жены, а мужья философствовали и играли на музыкальных инструментах:

IMG_3347-24

Шкура имеет свое назначение: ее использовали как спальный мешок в те времена, когда в один переход от дома до рынка было не добраться. Обратите внимание еще на сценку слева – тетушки волнуются за мальца, который пытается перешагнуть порог по правилам: наступать на него нельзя. А у девушки слева на груди спит еще один младенец, он в оранжевой куртке с ушами и подхвачен снизу желтым передником:

IMG_3377-61

Снаружи бьет ключом жизнь, цветут королевские сады, это слива:

IMG_3368-42

… это магнолия:

IMG_3371-47

IMG_3344-17

Весь королевский комплекс изрезан водными каналами, они часто поворачивают под прямым углом. Говорят, это для того, чтобы мелкие демоны не мешали нам с вами любоваться водной гладью: они умеют летать только по прямой:

IMG_3361-69

Посмотрите на праздничных горожан, 8 марта не каждый день случается! У женщин наши на руках серебряные браслеты, такие носят все помолвленные женщины наши; выходя замуж, они их не снимают, а добавляют на другую руку нефритовый:

IMG_3380-37

А если бы я, как Петр Гуляр (или Гулларт) прожила в Лицзяне 9 лет, я бы могла рассказать, как он, и такое:

«В городе приготовления к свадьбе начинались за пару недель до назначенного дня церемонии. Сидя в винной лавке г-жи Ли, я мог без труда наблюдать небольшую процессию, проходившую мимо, — обряд «посылания вина». В ходе этого обряда представители семьи жениха официально сообщали день и час свадьбы родителям невесты.

Около десятка замужних дам в восхитительных нарядах — новых черных митрах, шелковых блузах, подпоясанных широкими поясами, шелковых шароварах, плотно подвязанных у лодыжек, и вышитых тапочках с загнутыми носами — шагали по улице строем, как солдаты, по четыре в ряд, глядя прямо перед собой и не поворачивая головы. За ними следовали около десятка незамужних девушек-паньцзиньмэй, одетых похожим образом, за исключением митр, которые им заменяли экзотические черные китайские шапочки с красными розетками; волосы их были заплетены в длинные косы.

Возглавляла шествие дама с начищенным медным чайником вина, украшенным красными бумажками, на которых были написаны приносящие удачу китайские иероглифы. Еще одна дама несла на медном подносе пару нефритовых браслетов. У других на подносах лежали гребешки, флаконы духов, зубные щетки, пудреницы и так далее. Каждая из дам и девушек держала в руках поднос с каким-нибудь предметом женского туалета. Они церемонно, в полном молчании вышагивали по улицам, давая прохожим понять, что счастливый день свадьбы не за горами.

Перед свадьбой еще одна процессия приходила в дом жениха, неся с собой приданое невесты — мебель, постельное белье и кухонные принадлежности из полированной меди и латуни. Тяжелые предметы несли на бамбуковых бревнах мужчины, а все остальное перетаскивали в корзинах женщины. Приданое составляли платяные шкафы, столы, стулья, пара латунных плевательниц, часы, два тяжелых стеганых одеяла в вышитых шелковых пододеяльниках: одно с драконом — для жениха, второе с фениксом — для невесты. За ними следовала кухонная утварь — медные ведра, тазы, хо-го, самовары, черпаки, кувшины и кастрюли. Длинную процессию замыкали носильщики с тяжелыми деревянными сундуками на ножках, выкрашенными в бледно-красный цвет и закрытыми на тяжелые резные замки необычайной красоты — в них хранилась одежда молодых на все возможные случаи.

В знаменательный день можно было увидеть, как гости стекаются к дому жениха. Нарядно одетые мужчины, старые и молодые, неспешно шли поодиночке или небольшими группами. Однако женщины всегда вышагивали строем, целыми взводами, с матерями семейств впереди и незамужними девицами в арьергарде. Каждая из них несла очередной поднос с подарком, выложенным на видное место посредине, даже если это был крошечный красный пакетик с парой серебряных долларов.

После прибытия в дом каждого гостя вежливо приветствовал жених, одетый, по образу и подобию китайского аристократа, в темно-синий шелковый халат и черную шелковую магуа (куртку), в китайской либо европейской шляпе и с большой розой из красной бумаги, приколотой на груди. Гость тут же проходил внутрь, к столу, обычно стоявшему в углу, и передавал свой подарок мужчине, который записывал все подарки в особый реестр на красной бумаге. Если дарились деньги, их количество и имя дарящего скрупулезно заносились в список. Если подарок представлял собой меру риса с четырьмя головами тростникового сахара, как это часто случалось на деревенских свадьбах, рис взвешивали, а сахар оценивали исходя из размеров голов и опять же заносили в реестр вместе с именем, полом дарителя и названием деревни, из которой он происходил.

Впоследствии жених или его отец подносили гостю чашку чаю. На этом обязанности гостя кончались, и он мог приступать к общению с другими приглашенными. Дамы обычно присоединялись к матери жениха в соседней комнате. Затем все ждали прихода невесты, которая должна была добраться до дома жениха к часу, заранее назначенному астрологом. Опаздывать было нельзя, и поскольку ни в городе, ни в деревне точных часов ни у кого не водилось, невеста обычно прибывала намного раньше положенного.

Невесту несли в паланкине двое мужчин-миньцзя. Наряд ее всегда состоял из розового шелкового платья в старом китайском стиле, дополненного сложным головным убором из искусственных жемчужных бусин, помпонов, сказочных птиц и других украшений. Все это убранство обычно бралось напрокат вместе с паланкином в том или ином из городских свадебно-похоронных бюро. Поскольку невеста появлялась слишком рано, ей нередко приходилось дожидаться наступления назначенного момента в паланкине час, а то и два. Во время ожидания невеста должна была изображать верх скромности, так что обычно она прикрывала лицо красным шелковым платком.

Наконец время наступало, две подружки забирали ее из паланкина и подводили к воротам. Взрывались петарды. Невеста перепрыгивала через огонь, зажженный у порога, и присоединялась к жениху. На молодых бросали рис, а затем девушку, окруженную толпой паньцзиньмэй, поспешно препровождали в разукрашенные покои невесты, где она и оставалась на протяжении большей части следовавшего за этим пиршества. Особых брачных обрядов, как правило, не было. Того, что невеста на глазах у всего честного народа переступала через порог дома жениха, было достаточно, чтобы считать ее его законной женой.

К этому моменту дюжины столов и скамеек, главным образом одолженных у соседей, уже были готовы для традиционного свадебного застолья; столы сервированы палочками и чашками для вина. Гостей не нужно было упрашивать — спустя минуту все сидели за столами и ели. Женщины сидели с женщинами, мужчины — с мужчинами. Время от времени столы обходили жених и невеста. За ними следовал шафер с подносом, уставленным чашками с вином.

Молодые кланялись гостям, те вставали и опустошали предложенные чашки, жених с невестой еще раз кланялись и шли к соседнему столу. По неписаному обычаю, гости не засиживались за угощением. Покончив с последней чашкой риса, они тут же вставали; столы поспешно убирали и накрывали заново, и за них усаживалась очередная толпа гостей. Эта застольная эстафета продолжалась часами.

Отобедавшие гости не задерживались и в доме: они тут же отправлялись к себе. Так обычно выглядели свадебные торжества в городе.»

Эта секта розовых осталась для меня загадкой: они что, все невесты?

IMG_3382-39

Шляпа – необязательный элемент костюма наши, но, во-первых, это красиво по сравнению с кепкой (слева), и потом, кепка-то внутри шляпы есть:

IMG_3387-15

Встречались мне в Лицзяне и совершенно современные туристы:

IMG_3388-58

IMG_3399-52

IMG_3403-48

IMG_3398-57

Но если вы видите кепку даже на самом современном горожанине, это указывает на национальность наши:

IMG_3392-20

Об этих кепках мы узнали на следующий день от нашего супер-гида в поездке в Шангри-Лу (да, да, из Лицзяна можно сгонять одним днем в сказочную Шангри-Лу).

Совет: лучше сначала проехаться или прогуляться с гидом. Взять же гида на прогулку в город – бесценно, мы пропустили эту возможность в первый день, и я жалею: сколько деталей я бы увидела другими глазами!

Почему женщины наши перепоясываются над грудью? Для того, чтобы носить корзины?

IMG_3396-38

Почему в каждый приличный дом надо подняться по паре-тройке ступенек? (кажется, это связано с демонами, которые не умеют ходить и по лестницам тоже):

IMG_3393-14

Почему эти двое одеты одинаково?

IMG_3400-53

Какие вольности допустимы в народном костюме? Поменять кепку на бейсболку, например, можно, а снять перевязь – нельзя?

IMG_3402-49

На шапке у наши – тоже медали за тяжелый труд? И какая разница в медалях на шапках и на спине?

IMG_3404-65

Есть ли разница между синими и черными кепками?

IMG_3405-59

Откуда эти прекрасные экстравагантные женщины с косичками, из горного Тибета?

IMG_3407-68

И что, наконец, значит имя на вывеске? Неужели это всего лишь имя?

IMG_3409-23

Откуда здесь, в субтропическом климате, лайки-маламуты? Последний раз я видела их в Якутии:

IMG_3418-32

Поскольку мы с Костей были, пусть и один день, но честными первопроходцами, мы исследовали Лицзян без гида и зашли в местный бар. Честно говоря, муж мой Костя последние 30 лет нашего знакомства только это и делает в путешествии, что находит самые аутентичные местные места для выпивания:

IMG_3424-31

Бар мне напомнил все самые лучшие и хардкор бары и пабы сразу, от бара в сериале «Гораций и Пит» до почившего «Московского дворика».

IMG_3426-43

Вот его место на карте:

IMG_8674

Петр Гуляр (Гулларт), с которым я вам, наверное, уже надоела, писал про Лицзян и бары удивительные вещи.

«Около трех часов пополудни базарный день достигал своего апогея, после чего торговля постепенно начинала сворачиваться. Ближе к четырем наступало «время коктейля».

Вдоль Главной улицы располагались десятки «престижных баров», и именно туда направляли свои стопы страдающие от жажды деревенские жители обоих полов. Обычным китайцам подобное явление незнакомо. Это не значит, что китайцы не пьют — просто вино у них ассоциируется скорее с застольем, и пить его принято в основном за ужином с друзьями. Женщины в Китае вместе с мужчинами не пьют, так что подобные застолья — исключительно мужская привилегия. Ради соблюдения приличий китаянки вообще крайне редко пьют алкогольные напитки на виду у всех — они предпочитают отпить глоток-другой за закрытой дверью своих покоев. Завершение длительных переговоров китайцы обычно отмечают чашкой чаю без молока и сахара. После утомительного базарного дня многочисленные чайные в китайских городах наполняются дружескими компаниями мужчин и женщин, отдыхающих за чашкой чаю. В этом отношении лицзянские обычаи весьма отличались от общекитайских. Чайных в городе не было, а если кто и пил чай в течение дня, то его заваривали в миниатюрном глиняном чайничке на жаровне где-нибудь в дальней комнате. Все — мужчины, женщины и дети — пили вино: белое жи или сладкое иньцзю. Ни один уважающий себя ребенок старше двух лет не отправлялся в постель, не выпив перед сном чашечку вина.

В «престижных барах» на самом деле не было ничего престижного, да и барами их не назовешь. Это были обычные лавки, где помимо соли, сахара, солений и галантерейных товаров продавали вино — его либо наливали в собственные кувшины посетителей, либо пили на месте. Все лицзянские лавки были небольшими, и кроме прилавка, выходившего на улицу, в них имелся второй прилавок — он шел перпендикулярно первому, вдоль узкого прохода от двери к внутренним комнатам магазина. У этого прилавка ставились две-три узкие скамейки, и на них рассаживались посетители, прихлебывая вино. То, что проходом пользовались и жители дома, в том числе собаки, задевая посетителей и время от времени проливая их вино, никого не смущало. На такие мелкие превратности жизни в Лицзяне никто не обращал внимания.

Выпить вина в любой из лавок мог кто угодно, однако некоторые крестьяне облюбовывали те или иные конкретные лавки. Постоянные и верные посетители налаживали прочные отношения с хозяйкой и всегда предлагали ей первоочередное право на покупку товара, который они привозили на рынок. В качестве ответной любезности хозяйка давала им скидки на товары из своей лавки. Но этим отношения между постоянными клиентами и лавочницей отнюдь не исчерпывались: для многих из них хозяйка лавки была и посредницей, и банкиром, и почтальоном, и надежной советчицей. У нее оставляли на время корзины с покупками, чтобы не ходить по рынку с тяжелым грузом. У нее брали взаймы небольшие суммы денег под залог будущих партий товара или же подраставших кур и свиней. Когда клиент не мог расплатиться за напитки или покупки, хозяйка записывала их в кредит — точнее, звала мужа или сына, который делал запись на примитивном китайском языке. Иногда крестьяне, в чьи деревни часто наведывались грабители, оставляли на хранение хозяйке кошельки с деньгами. Поскольку почта в отдаленные деревни не ходила, в качестве адреса клиенты указывали адрес винной лавки. Письма попадали в надежные руки и неизменно доходили до адресатов. К хозяйке обращались за личным советом по поводу помолвок и браков, рождения детей и похорон. Естественно, всякая хозяйка винной лавки обладала полнейшей информацией обо всех событиях в округе. Она знала биографии всех окрестных жителей в радиусе сотни километров от лавки, и во всем Лицзяне не нашлось бы тайны, которая не была бы ей известна.

Ваш покорный слуга чаще всего захаживал в три лавки. Первой из них была лавка г-жи Ли в самой модной части Главной улицы, вторая принадлежала г-же Ян и находилась на рыночной площади, а третья, чьей хозяйкой была г-жа Хо, располагалась в тибетском квартале города, поблизости от Двойного Каменного моста. Будучи в Лицзяне, я неизменно посещал все три лавки почти ежедневно. Около пяти вечера я спускался к г-же Ян и проводил у нее около часа. В шесть я перемещался к г-же Ли, а к г-же Хо обычно приходил после ужина. Однако в тесный круг постоянных клиентов эти дамы приняли меня только спустя долгое время, когда убедились в том, что человек я уважаемый и честный. Я до сих пор в большом долгу перед этими умнейшими, очаровательными женщинами, и мне больно сознавать, что долг этот я, возможно, никогда не смогу им вернуть. Именно они снабжали меня мудрыми советами и точными сведениями, благодаря которым я смог успешно влиться в жизнь Лицзяна и наладить свою работу. Если бы не их бдительность и своевременные предупреждения, я наделал бы множество ошибок, которые рано или поздно привели бы меня к краху. Каждый день, проведенный в их лавках, пополнял мой жизненный опыт ценными знаниями и улучшал мое понимание этого непростого края и живущих в нем людей.

Вино, что продавалось в лицзянских лавках, не было ни привозным, ни бутылочным. Его изготавливали домашним способом — в каждой лавке имелся свой вековой рецепт, который держали в секрете. Разновидностей вина было три. Прозрачное белое вино под названием жи делали из пшеницы, и по крепости и вкусу оно больше всего напоминало джин. Сладкое иньцзю делали из сахара, меда, пшеницы и других ингредиентов — оно было янтарно-желтым и прозрачным, а по вкусу напоминало токайское или сладкий херес. Чем старше оно было, тем лучше становился букет. И наконец, сливовое вино, красноватого оттенка и довольно густое, напоминало мне балканскую сливовицу. Оно было довольно крепким, и я его не очень-то любил. Больше всего мне нравилось особое иньцзю старого урожая — самое лучшее наливали у г-жи Ли, и стоило оно чуть дороже обычного, хотя даже самое дорогое вино никогда не обходилось дороже пяти центов за чашку. Чтобы купить вина домой, нужно было принести с собой кувшин или бутылку. Бутылки в Лицзяне были весьма ценным товаром — пустая бутылка могла стоить до двух долларов.«

Оказалось, в баре не знают слово тоник, поэтому пришлось пить чистый джин. Зато было меню, и я заказала омлет с бутонами (!) жасмина. Мы пытались попросить воды, но как вода по-китайски, мы не знали, а обитатели бара по-английски не говорили, поэтому вид у нас тут не очень-то:

IMG_3437-19

Бар был крошечным, на три стола, с низким уютным потолком, и с сплошными окнами в сторону города, откуда мы только что пришли, вид был зачетный. Лучше только с террасы чайного павильона в Amandayan, но это я уже, кажется, говорила.

IMG_3425-35

Владелец бара, с которым мы потом подружились и заходили еще пару раз, в порядке извинения за отсутствие коммуникации налил нам чистого джина грамм по 120 каждому. «А жизнь-то налаживается!» – поняли мы, махнули по стаканчику и пошли в горку. У нас был план плескаться в бассейне и пить шампанское в честь международного женского дня. Что из этого вышло, вы увидите в следующем выпуске. А пока вот вам цветущая вишня и черепичная крыша Лицзяна.

IMG_3438-62

По ссылке еще картинки дворца династии Му

Отель AMANDAYAN: 29 Shishan Road,Gucheng District, Lijiang, Yunnan, PRC 674199. Tel: +86 888 533 9999. Fax: +86 888 532 1111. Email: amandayan@aman.com

 

Комментарии
0
Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.
Вернуться наверх

Забыли пароль?