Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Путешествие по Камчатке

Путешествие по Камчатке
5 дней
5 остановок
Я побывала там, где начинается Россия
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    192
  • средняя Длительность, дней
    5
  • остановок
    5
  • Мест к посещению
    5
Время в пути
Часы
  • Автомобиль
    4ч.55мин.

Пять дней я колесила среди вулканов и медведей, открывая Россию за рулем внедорожника.

b63d83049f91a5a859da8f9d7d2ff06721a519da

На Камчатке тоже есть  березы,  каменные

Первое, что поразило меня в путешествии на Камчатку, — вайфай на борту боинга «Багратион» Москва–Петропавловск: пассажиры вовсю рассылали эсэмэски «Про­летаю над Таймыром», сверяясь с картой на экране. Второе — что в пункте назначения не было паспортного контроля: восемь часов полета, а это все еще Россия.

В аэропорту Елизово вниманием публики целиком завладела группа красивых молодых мужчин в униформе, членов команды Land Rover Experien­ce, которые ждали нас, развернув семь Land Rover Dis­covery 4 лицом к залу прибытия. В следующие несколько дней машины то и дело выстраива­лись для съемки в идеальный ряд, как модели на по­диуме. «Когда мы их увидели в первый раз, чуть не заплакали: мы-то знали, что им предстоит», — рас­ска­­зывал рейнджер нашего экипажа Леонид про встречу лендроверов, прибывших из Москвы поездом во Владивосток и затем морем в Петропавловск.

«Зачем «спать полчасика», разберу-ка чемодан», — подумала я после обеда в гостинице «Авача» (крабы в двух видах, гребешки, рыба) — и упа­ла на кровать. Местные знают: чтобы пережить джетлаг, надо по приезде вздремнуть. Воспряв, мы попрыгали в машины и поехали сквозь город к сопкам «открывать Россию» (название этой серии экспедиций).

Петропавловск на окраинах показался мне городом из аниме Миядзаки: холмы, туманы, фудзиямы на горизонте. Главные символы Камчатки — дикий лосось и медведь в виде скульптуры на фоне вулкана — встретили нас еще по дороге в го­род. Ко­рякский, Авачинский и Козельский — «домашние» вулканы, они видны тут из каждого окна. Прилежно посетив в застроенном в общероссийском стиле центре памятник Петру и Павлу, ча­совню и другие рукотворные достопримечательности, мы пору­лили к мысу Маячный и въехали на сопку; по дороге поснимали лису-огневку, которая откалыва­ла куль­биты в двух метрах от фотоаппарата, явно рассчи­тывая на вознаграждение. Машины несли нас сквозь камни и грязь к смотровой площадке любоваться зака­том и снимать друг друга на фоне Трех братьев, трех скал-зубьев, будто специально вставших у входа в бухту, чтобы оградить ее от цунами. Машины вели себя идеально, мы тоже не баловали: колонна подчинялась руководителю пробега, как солдаты генералу.

b45b2348a2e9ee3d7aa158d22bb5284f9dbe1473

Land Rover Discovery 4 мчится по руслу ручья

После заката двинулись в город. На ужин подавали «синекорого» (синекожего, есть еще белокожий) палтуса, запеченного на ольховых щепках и нежного, как масло. Гребешков подавали буднично, как в Москве мясо в гор­шочках.

Совершенно дикая Камчатка начиналась завтра.

Утром мы еще успели побывать в лососёвых яслях: было время нереста, или путины, и рыба шла вверх по течению рек, куда ее вели датчики магнитных полей и где она из икринки когда-то стала человеком. Родина для лосося была не пустым звуком, а конкретной точкой на карте, лосось шел к ней, теряя силы, чтобы выметать икру и умереть. (Как хотите, а хорошо, что мир изменился: первый гамбургер из говядины, никогда не бывшей коровой, уже поджарен и съеден. Лососевые ясли это какая-то бойня.)

Лосося, пусть ему и судьба распрощаться с этим миром, было жаль: его по дороге ловят, добывают икру. Камчатская икра оказалась царс­кой. Королевской. Тяжелой и крупной, как жемчуг. Я привезла домой килограмм за 1 800 руб., и мама, чье детство прошло на Сахалине, мгновенно отли­чила ее от московской баночной. Пришлось признаться, что я была не в спа в Италии, а там, где начинается Россия. А что прикажете делать? Говорить, что я отправляюсь испытывать автомобиль среди вулканов? Или что лечу встречаться с дикими медведями? Кстати, их мы увидели в тот же день.

67e85d85fb6d7a87d1d2e78c48effdcad992a777

Медведи в Кроноцком заповеднике едят рыбу, как мы — мороженное

Посетители аэродрома «Витязь-Аэро», пришедшие отметить День авиации, похоже, недоумевали, когда нашу автоколонну пустили прямо на взлетное поле. Да просто погода была нелетная, и мы принялись выстраивать машины так и сяк для фотосессии, валяться на газонах и наслаждаться жизнью.

То было затишье перед бурей: следующий час мы провели в ревущем Ми-8, который нес нас к Кроноцкому заповеднику на юг Камчатки. Иллюминаторы были нараспашку открыты по просьбе фотографов, и неспокойные пассажиры то и дело устраивали крен, стремясь на один из бортов в погоне за картинкой. А уж когда по леднику внизу побрел мишка, мы совершенно потеряли голову: это был Кадр с большой буквы.

По сравнению с тем, что мы увидели че­рез полчаса, — никакой, скажу честно, кадр.

…Их было трое, они ловили рыбу у моста-кор­дона. Еще пятеро, из них два медвежонка, играли на берегу, и один переплывал залив позади нас. Мы толпой стояли на невысоком мосту с сотрудником исследовательской станции, который объяснял, что нерка нерестится в заповеднике небывало долго — с июля по март, ее здесь так много, что бери голыми лапами. Сотрудник был бы типичным хипстером — темные очки, джинсы, лавандовый ху­ди, — если бы не дробовик, дулом которого он постукивал по железным ограждениям, стоило медведю в задумчивости поднять на нас прохладный взгляд: до его морды было метра три. Морда была до ушей измазана икрой.

Вернуться после такого в автомобильное нутро было счастьем. Вертолет выбросил нас на плоскогорье, мы расселись по железным своим коням и понеслись, как призраки, по туманным вулканическим полям в сторону ночлега. Снизу наползало облако.

У Мутновских горячих источников мы спешились, совершили круг по кинематографически заброшенной электростанции (мощно, впрочем, работающей: треть энергии на Камчатке — отсюда) и уже вскорости встали на ночлег в кальдере действующего вулкана Горелый на высоте 1200 м. Лагерь ждал: авангард рейнджеров разбил его к нашему приезду. Оранжевые сферы выглядели бы совсем инопланетно в клочьях тумана, ка­бы не самая большая палатка с прозрачной сеткой вместо стен: там мы ели, пили кофе, хвалились картинками и наслаждались отсутствием связи. До возвращения в Петропавловск ни один телефон не звякнул.

1d9ff95c5baf6a947d6b9e8ee0cbe399ea23137f

Реки промыли в почве Камчатки настоящие каньоны

Когда задумаете отрешиться от суеты, возьмите Discovery 4 (на других не пробовала, а за этот отвечаю) и гоните 114 км на юг от Петро­павловска. Местные здесь ездят на затюнингованных машинах, похожих на квадроциклы, или на Камазах-вахтовках, переделанных под экскурсионные автобусы. Да, экономичный туризм на Камчат­ке тоже есть, но весь комфорт достался нам: палатки, надувные матрасы, подушки, стальные кружки-непроливайки, кепки, куртки и даже полотенца для грядущего купания, — все у нас было. Ночь ти­ха, пустыня внимала Богу, но звезда с звездою говорила без нашего участия: засыпали мы в густом тумане, попрятав одежду в спальники, чтобы уберечь ее от влаги.

Методика сна «один слой одежды под спальник» не сработала, отогрелась я только в машине.

Целый день мы испытывали наши лендроверы как могли, точнее, как проложили нам путь рейнджеры. Все они были членами местного офф-роуд-клуба «Квадратное колесо» и понимали толк в зде­шнем рельефе. Позавтракав по обыкновению икрой (а также оладьями и яичницей), мы выдвинулись в сторону Опалинских горячих источников. По дороге заехали на снежную равнину: снег здесь зимой достигает десятков метров; мы подспустили наполовину шины, включили позицию «снег» и покатались. И я не застряла, а кое-кто застрял. Горжусь, ведь я была единственной девушкой в экспедиции среди множества мужчин. Точнее, мы с Lаndrover Discovery 4 гордимся: например, при спуске с горы я включала HDC — систему, которая сама регулирует связь между колесами и землей. Настолько сама, что мне было преподано послушание в кротости: поставить ноги на пол и подруливать, пытаясь не свалиться в промоины по бокам. Мы вместе одолели кальдеру вулкана Горячий, невероятно крутой первый песчаный подъем, где я для закрепления пройденного спустилась под аплодисменты и снова поднялась. Мы прошли самый опасный Заоблачный ручей, который оказался руслом реки со страшными валунами, Гнилой ручей, похожий на Землю Санникова в ее тропической части, — там мы подби­рали юбки и попоны, то есть максимально увели­чивали дорожный просвет, чтобы не сесть в грязь.

Так мы вышли к горячим Опалинским источ­никам. Лагерь в роще каменных берез разбили быстро, пока я отмокала в деревянной купели и расслабляла спину, тоже ставшую каменной, от кочек. Больше 15 минут в сернистой воде, обогащенной тьмой других полезных элемен­тов таблицы Менделеева, местные жители находиться не советовали. Сами они плескались тут же и живо расспрашивали меня, откуда мы такие взялись: колонна причалила стройно, не растеряв дистанцию между экипажами, и привлекла всеобщее внимание не только красотой и наклейками «От­крывая Россию», но и московскими номерами. Я отшучивалась, мол, проехали через всю страну, но мне верили: мы смотрелись убедительно. Вода в купальне была около +40 °С, звезд было больше, чем неба, а ночью в лагерь заходил медведь и съел у соседей шашлык на кухне. Становилось очевидно, что поездка удалась.

3148c534b6d0c0cd2a8fe58989c572d815fda655

Лучшие виды открываются из иллюминатора вертолета

Опалинские источники были высшей точкой и целью поездки. Наутро на обратном пути я выяснила, что подниматься и спускаться по одним и тем же валунам и песчаным горам — разная история, у нашей машины спустило колесо, мы попали в пыльную бурю в кальдере вулкана Вилючинский (даже местные не упомнят такой долгой и плотной пылевой завесы). Но все это были пустяки: главное, что мы одолели в заводской комплектации путь, на который местные машины не ступают нетюнингованными. У машины нашего камчатского рейнджера Леонида, например, шины были 39 дюймов, и на них он прошел зимой от Петропавловска до Магадана, но это уже совсем другая история.

…Рядом с Петропавловском тоже есть горячие источники, смекнули мы уже в открытом бассейне оте­ля «Антариус» в Паратунке, в 30 минутах езды от аэропорта. Так что можно остаться и там (мы раз так сделали с мужем Костей в Исландии , просто занырнули в Blue Lagoon.)

Но я лично поняла, что моя жизнь до Камчатки была каким-то недоразумением. Открывать Россию за рулем — вот это жизнь.

f975a568952fc8ea9f21fdd03ff1e9f8304a1849

Снег здесь ложится в сентябре и не тает почти до июня

(Написано для журнала CNTraveller Russia)

Где остановиться:

Отель «Авача» — Петропавловск-Камчатский, Ленинградская, 61, +7 415 242 7201, от 4 800 руб.

Отель «Антариус» — Санаторно-курортная зона Паратунка, Молчанова, 22, +7 415 313 3535, от 5 300 руб.

Где есть:

Ресторан «Сан-Марино» — Петропавловск-Камчатский, пр-т Маркса, 29/1, +7 415 231 55 33, +7 415 225 24 81, +7 415 231 55 33, палтус 700 руб. 

Что посмотреть:

«Экспресс-тур» турагентство. Машина с водителем от 20 000 руб./день, еда, топливо, палатки и спальные мешки включены, +7 914 782 6636.

«Кроноцкий» заповедник, заявки: Елизово, Рябикова, 48, +7 415 317 3905.

«Квадратное колесо» клуб экстремального вождения рук. Олег Алехин, +7 914 026 3334.

«Витязь-аэро» аэроклуб с. Николаевка, +7 415 31 3 2400.

Для `cntraveller, 2013 год

Комментарии
0
Вы должны зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.
Вернуться наверх

Забыли пароль?