Что я думаю о туризме в России

02 апреля 2016

Когда заходит разговор о российском и мировом туризме и какой лучше, я молчу. Мой голос слаб против ассоциаций туризма, слетов турагентов, обсуждений тенденций и других профессиональных объединений, призванных развить и углубить.

Но всегда хочу рассказать при этом, как мы с Джейн ездили пять лет назад в Сибирь.

Джейн в моей жизни появляется внезапным пунктиром: в тот раз она позвонила из Лондона сказала, что у нее есть друг, а у друга есть официальный грант для женских производств в масштабах мира, и друг поднял в ружье буквально свой ближний круг, не знают ли они кого.

Есть текстильное производство, там одни женщины, сказала я тут же. Поехали?

Мы приехали в аэропорт за три часа до рейса, зарегистрировались и сели пить кофе в ста метрах от гейта. Оказалось, что время в билете обозначало не начало посадки, а ее конец, и мы, придя ровнехонько и вовремя, увидели только, как отруливает от телескопа наш борт.

Мы-таки улетели в Сибирь, позже, вечером; гоняли там по заснеженным дорогам; отпирали двери фабрики; зачарованно разглядывали еще советские станки, их опасно обнаженные механизмы, работающие для облегчения ручного труда женщин. Женщины недоверчиво смотрели на нас со скамеечек и поили чаем с сушками и тортом.

Джейн быстро все поняла и деловито сказала: один грант тут не поможет. Чтобы про уникальное производство узнал весь мир, а особенно экстравагантные богачи, которым только такое и нравится – аутентичное, кривенькое, вручную крашеное, все эти дикие и пылающие розы на черном – нужны усилия с двух сторон.

Мы катились с фабрики 300 километров обратно в город, где была жизнь и аэропорт, и слушали план. Наутро мы с владелицей фабрики посадили Джейн за стол с главой района и потребовали, чтобы она рассказала план ему. Грант грантом, начала свое Джейн, но нужно еще много чего. Я, например, вам обеспечу группу журналистов высшего класса, а вы их прокатите по своим северам. Они напишут восторженное про природу, сибирские народные сказки и что обязательно надо полежать на одной такой специальной кровати, о которой идет добрая слава: проведешь на ней минуту -две – и все у тебя в жизни решится, причем в хорошую сторону и практически навсегда. Так делается большой туризм.

Да что я, не понимаю, отвечал глава.

А избы ваши на окраине города с наличниками вашими резными не сносить надо, а надо сделать из них удаленные люкс-номера больших отелей. Чтобы ночевали туристы на русской печке, а утром чтобы хозяйка им приносила непастеризованного молока, прямо из-под коровы, с утренней дойки. Только вайфай проведите, и биотуалет. И больше ничего не надо. Мир алкает аутентичности. Никому не интересен евроремонт.

Да, точно, вскидывался глава от бумаг. Еще как алкает.

А после вброса в мировое сообщество инфы про ваш уникальный регион, – продолжала Джейн, – после первых бэкпэкеров из Германии, Англии и Австралии, которые понесут в массы весть о том, что в Сибири есть жизнь, тайга и парное молоко, – пора и выставку в самом популярном универмаге Лондона делать. Привезем туда ваш уникальный текстиль, и как развесим! И ваш городской музей поучаствует, у него вон закрома-запасники полны; а производство проставится новыми работами. Да вы хоть представляете, какой там поток людей ежедневно? – проницательно спрашивала Джейну главы. И сама же отвечала ему: полмиллиона в день.

Screen Shot 2016-04-01 at 10.43.15

Фольклорный коллектив привезем, мечтательно говорил глава.

А уже после всего этого, – завершала обзор будущего Джейн, – вы разрабатываете комплекс туристических мероприятий района. Когда-то давно, когда я еще была начинающим пиарщиком, мы сделали такой для одного лесистого штата на востоке США. К нам обратились несколько их богом забытых медвежьих углов с просьбой поднять посещаемость. И мы придумали соединить их все в одно “Восточное путешествие”: тихую библиотеку, где в читальном зале, оказалось, писал книги один известный писатель; ветхую церковь, где когда-то тайно и по большой любви венчался, оказалось, будущий губернатор штата; небольшую тюрьму, где заключенные режут из дерева кухонные доски, а расконвоированные их продают в маленьком магазинчике. Добавили озеро, на берегу которого, оказалось, известный художник сделал набросок одной своей ранней картины, которая сейчас в нью-йоркском музее Уитни. Провели замеры чистоты воды и запретили купаться в озере, настолько оно оказалось чистым.

И народ повалил.

(И я в том числе, с изумлением осознала я, и вспомнила себя перед столбиком с вывеской: на Этой Поляне Могут Быть Замечены Косули. К столбику я ехала так долго, что из всей поездки только и запомнила ее, поляну без единой косули, бессмысленную и красивую.)

И выставка, и работа по обнаружению скрытых богатств региона, и оборудование в избах суперлюксов потребуют времени, людей, работы и вложений, – объясняла Джейн главе.

Конееееечно! – отвечал глава, – вот сейчас выборы пройдут. Сейчас-то все силы брошены туда, не спим, не едим, готовим электорат.

Потом он в раздумье посмотрел на Джейн и спросил:

– А зачем, если наш текстиль такой уникальный, все это городить? Пусть сами всё узнают и приедут.

“Вот не зря мы опоздали на самолет сюда, то был знак,” -– осенило меня в тот миг. Я поняла: гранта текстильному производству не видать, как своих ушей.

В Москве Джейн попрощалась со мной, отправила главе письмо с предложениями и улетела разворачивать к солнцу всемирного туризма какую-то африканскую деревню. Там все женщины плетут из стекляруса самолетики, потому что сто лет назад неподалеку упал самолет с пятьюдесятью ящиками стекляруса на борту.

В лондонском универмаге прошла уже большая выставка самолетиков, промыслом уж заинтересовались парижские галеристы, в деревню уже  не попасть без предварительной записи, хотя жить там надо в хижинах из пенобетона и без воды. “Очень аутентичный опыт, – рассказывала подруга, которая с рождения жила между Грассом и океанскими заповедными островами Кадисского залива. – Заказала для нашей виллы в Провансе большой стеклярусный самолет, обещали, что за два года сплетут. СтОит как чугунный мост, да еще дважды велят приехать – посмотреть, как идет работа.”

Эссе для апрельского выпуска журнала Top Flight

 

 

«Я сразу заказываю билет в противоположном направлении»

Ты царь, живи один

Travelinsider image

Сиди дома

Я написала этот текст для журнала Robb Report. Для тех, кто не любит путешествовать,…
дней, остановок
Travelinsider image

Кто они нам теперь: Нелли…

С удовольствием публикую здесь статью, которую я написала для журнала HELLO Мужчины всерьез заняты…
дней, остановок
Travelinsider image

Ужин в Park Avenue, разговоры…

Легендарный салон мебели решил устроить ужин и поговорить о любви. Я оказалась среди спикеров…
дней, остановок
Комментарии
0

Забыли пароль?