Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Амальфи: дух и плоть

1 205
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading...Loading...
Амальфи: дух и плоть
2 дней
2 остановок
Наш спецкор, балетоманка и светская дама Вера Рыбакова продолжает рассказ о самой волнующей части Италии, Амальфи
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    12,3
  • средняя Длительность, дней
    2
  • остановок
    2
  • Мест к посещению
    2
Время в пути
Часы
  • Автомобиль
    29мин.

Чем ближе наш кораблик подходил к Амальфитанскому побережью, тем с бОльшим усилием я пыталась напустить на себя одухотворенный вид. Какой-никакой балетоман, я собиралась впервые увидеть места, освященные вниманием Дягилева, Нижинского, Мясина, Лифаря с должным пиететом. Вот по правому борту показался архипелаг Ли Галли – три невзрачных каменистых утеса, легенда балетного мира. Когда в 1924 году танцовщик и хореограф, звезда русских сезонов Леонид Мясин купил эти острова, местные чиновники доложили руководству: «цель покупки неизвестна, архипелаг ни на что не годен». Ни на что не годные Ли Галли титаническими усилиями нового владельца были обеспечены пресной водой, засажены зеленью и становятся домом для семьи Мясина на полвека.

В 1979-м после смерти хореографа у семьи Мессене (так по-новому зазвучала здесь фамилия «Мясин», общаясь с местными, я не сразу понимаю о ком идет речь, а итальянцы недоуменно разводят руками, когда я называю чужое для них имя Леонид Мясин) острова покупает Рудольф Нуреев: «Хочу опустить уставшие ноги в теплое море». Нуреев с азартом и страстью переделает остров и дом под себя, по слухам, без церемоний выбрасывает в море мебель и архив Мясина. Даже когда узнает о тяжелой болезни, его одержимость островом не угасает, здесь он окружает себя в избытке вещами и людьми, пытаясь совладать с нарастающим страхом и одиночеством. Именно из уважения к этим самым страху и одиночеству, я непременно должна начать трепетать, желательно под тему теней из балета «Баядерка». Но при виде Ли Галли вдруг улыбаюсь от уха до уха, глаза щурятся на солнце, а единственная музыкальная тема, которая приходит – “O, sole mio”. Кажется, я пою её вслух. В ближайшие два дня я запланировала увидеть и пережить очень многое, и сей момент становится ясно, что возвышенной меланхолии места здесь не будет. Словно подслушав мысли, разноцветный Позитано на берегу подмигивает на солнце куполом-ящеркой, а мы плывем дальше.

Сходим на берег в Амальфи. Это идеальное место для того, чтобы провести здесь несколько дней и исследовать побережье. Отсюда около получаса морем до Позитано и немногим дольше до Салерно. Жемчужины побережья Прайано, Минори, Майори и того ближе. До Равелло, говорят, ходит автобус, однако передвижение на автомобиле вдоль Амальфитанского побережья – серьёзное испытание и для водителя, и для пассажира. Я закалена километрами альпийских серпантинов, но только здесь мне открылся неведомый ранее страх перед дорожным поворотом.

Без промедлений отправляемся в отель Santa Caterina. С дороги его здание кажется небольшим и чопорным, но как только мы заходим внутрь, все меняется. Ощущение праздника в «Santa Caterina» наступает мгновенно. Да и много ли для того надо – чтобы солнце слепило, море, куда глаз достанет, и краски, за которыми в середине октября в Москве разве что в музей, к Гогену.

Едва разойдясь по номерам, надеваем купальники и несемся вниз к морю. Отель ползет к нему по отвесной скале террасами и балконами, цветами и деревьями. Везде хочется остановиться, остаться и побыть, но внизу, шумит и зовет, и бассейн, конечно, не наш случай. Лифт доставляет нас прямо к прибою.

Там же, внизу, у пляжа – один из ресторанов отеля. Мы отправляемся туда на обещанный легкий ланч. Пора бы уже привыкнуть, что о легкости на юге Италии свои представления – после четырех смен блюд находим в себе силы подняться из-за стола, а не осоловело провожать взглядом уходящее за скалу солнце. Кто-то возвращается на пляж, ловить последние лучи, я же стремительно переодеваюсь и прыгаю в машину, которая постоянно курсирует к центру города. У меня есть задуманное и для меня очень важно исполнить его в одиночестве.

Амальфи совсем как небольшая лавочка, где сегодня торгуют пастой, льном, сувенирами и видами на море. Но тысячу лет назад торговые амбиции местных коммерсантов простирались куда дальше узких улочек города — до Египта и Византии. Наряду с Венецией, Генуей и Пизой, Амальфи был одной из самых могущественных морских республик, а “Морское право Амальфи” более пяти столетий служило главным кодексом для средневековых купцов всего Средиземноморья. Но, как нередко случается, “великое прошлое” может показаться и другой стороной. Символ величия на море и главная святыня города, мощи апостола Андрея Первозванного, обретаются городом в результате Четвертого крестового похода — того самого, что разорил и ограбил христианский Константинополь.

В честь покровителя всех моряков, жители города перестроили свой кафедральный собор. Он горит золотой мозаикой в лучах опускающегося солнца и я не в силах отвести от нее взгляда, пока поднимаюсь по ступеням наверх. Бронзовые храмовые ворота тоже, кстати, вывезены из Константинополя – вздыхаю горько, вспоминая об этом.

Об этом и мечтала – я одна в соборе. У меня есть время и возможность вспомнить любимых моряков, уплывших далеко и высоко под белыми парусами. Пусть там будет также красиво, как здесь, и даже еще краше.

После направляюсь в Крипту. Это и есть сердце Амальфи, тут покоятся мощи первого, кто поверил, оставил лодки и сети и последовал. Здесь тоже из визитеров никого. Я не верю своему счастью.

Снаружи, на улицах Амальфи об уединении и не помечтать – там жизнь, огни, бойкая торговля и лимончелло рекой. Боясь расплескать впечатления, ухожу на пустой пирс, смотрю на звезды и огни побережья, затем возвращаюсь в отель – нас ждет ужин в ресторане Glicine.

Увы, фотоотчета с ужина не будет – из чинного и респектабельного с первого бокала вина он превращается в дружеский и расслабленный. Практически все настаивают на «попробуйте еще вот это» и радуются, когда говоришь, что нигде и никогда тебя так не кормили, как на юге Италии. Ужин (вновь обещали легкий, ага) заканчивается заполночь пением “O, sole mio”. Как заяц из «Ну, погоди» я старательно вытягиваю “sta ‘nfronte a te” и переживаю, что завтрашний день станет испытанием куда более сложным, чем предполагалось. Но утром едва проснувшись про грядущие трудности забываю – солнце с таким энтузиазмом объявляет новый день, что трудно не преисполниться.

С самого утра мы выходим на Sentieri degli Dei, «Тропу богов». Ну, как выходим – выезжаем высоко в горы, в местечко Аджерола (по дороге перед каждым поворотом серпантина взываю ко всем тем богам). Из Аджеролы нам предстояло пройти пешком около шести километров и, постепенно снижаясь, закончить поход в Позитано. Воодушевленные, мы выходим на тропу.

Дважды указатели предлагают сойти с маршрута – завершить поход в Прайано или Ночелле. Так, например, поступают туристы почтенного возраста и бойкие школьники. Мы же следуем в Позитано, охая от дикости некоторых участков и ахая от открывающихся перед нами видов. Вот это, наверное, и есть самое сложное на тропе – смотреть, куда ступает нога, а не озираться на горизонт, попискивая от восторга.

Рассеянность и очарованность пейзажем сыграли с нами злую шутку – мы сходим с основной тропы, а когда понимаем это, сил и возможности вернуться уже нет. Мы сократили свой маршрут, но значительно усложнили его – кое-где и тропы как таковой нет, по камням, по склону мы добираемся до небольшого монастыря, а уже оттуда – до деревни Веттика Маджоре. Когда видим купол собора Сан-Дженаро, инстинктивно ускоряемся. Делать этого не стоило, последний участок дороги – крутые ступени вниз, как оказалось – самая трудная часть пути.

Обессиленных (а не надо было петь до полуночи у рояля) нас подбирает автомобиль, и вот мы уже в Позитано, вернее, в отеле с видом на город – Il San Pietro di Positano, как здесь говорят, “роскошь, парящая между небом и морем”.

Так оно и есть, пусть сейчас для нас и главная роскошь – переобуться в отельные шлепанцы и смотреть на море и небо, наконец, сидя. Земле в этом парадизе тоже есть место – по дороге в ресторан нам показывают собственный сад-огород фермерского размаха. Собранным из этого хозяйства нас и угощают, не забывая делиться секретами специалитетов – вот эти баклажаны мы не обжариваем, а запекаем, оттого они пышны и легки. А в соус к знаменитой амальфитанской лимонной пасте добавляем лемонграсс – совсем немного, но без него не то.

Кстати, если вы не делаете пасту сами, как в отеле San Pietro (о, мы видели эту кухню – одни шкафы для сушки пасты достойны политехнического музея), а попробовать той, в которую замешана лимонная цедра, непременно хотите дома – смело везите вот такой сувенир с побережья. Пронзительно желтая эта паста от куркумы, но так даже интереснее.

После обеда мы гуляем по Позитано. Здесь ярко и нарядно. Этакий праздник всего живого и живущего, где нет места пафосу великих теней прошлого. Здесь теней вообще будто нет, а память о былых героях и кумирах живет в солнечных бликах на воде, черной гальке на берегу, в сизой дымке над Ли Галли.

В отеле Il San Pietro на ресепшене лежит альбом, открытый на этом фото. Под фотокарточкой досадная опечатка — «фото сделано в 1999». Но отчего-то кажется, что именно так все здесь и устроено, и каждый, опустивший свои уставшие ноги в воду этого моря, остается здесь навсегда, побеждая одиночество, болезни и смерть. Остается не тенью, но светом.

Hotel Santa CaterinaS.S. Amalfitana, 9 – 84011 Amalfi (Salerno) – Italy. T.: +39 089 871012

Il San Pietro di Positano: via Laurito 2, 84017 Positano (SA) Italy. Т.: +39 089 812 080

 

теги: Страна

Капри: стремление к несбывшемуся

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ (НУ ПОЧТИ)

Travelinsider image

Как оказаться в Тоскане и…

С восторгом читаем продолжение рассказа о путешествии по Тоскане нашего автора Веры Рыбаковой. ***…
4 дней, 1 остановок
Travelinsider image

Как я открыл Узбекистан заново

Алексей Беляков съездил в Узбекистан в составе группы, организованной Дашей Сиротиной. *** “Затея выглядела…
5 дней, 4 остановок
Комментарии
0

Вернуться наверх

Забыли пароль?