Кулинарные маршруты
для истинных гурманов

Японские дневники 6.1. Токио, Нарита

1 689
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading...Loading...
Японские дневники 6.1. Токио, Нарита
1 дней
1 остановок
Мое последнее утро в Японии: храм и платье Ямамото
untitled
Общие сведения
  • Протяженность, км
    12
  • средняя Длительность, дней
    1
  • остановок
    1
  • Мест к посещению
    1
Время в пути
Часы
  • Автомобиль
    27мин.

В Токио перед вылетом в Москву я провела ночь в отеле авиакомпании ANA, которой и летела с Хоккайдо (между островами еще ходит поезд по самому длинному подводному туннелю):

Судьба подарила мне вид из окна как на гравюре Хокусая:

Накануне выпал снег и продолжал падать, и хотя из-за этого мы простояли на взлетной полосе три часа, мне ни капли не жаль. Посмотрите, какая красота:

Пейзаж был весь монохромный, как картина тушью, только желтела разметка:

Номер оказался против предыдущих побольше:

Но есть вещи, которые, мне теперь кажется, есть в любом японском номере. Например, эти часы и пульт управления в деревянной панели у кровати теперь в моей душе связаны с Японией:

Эти большими буквами написанные слова “шампунь”, “кондиционер” – тоже. Марка Shiseido милосердна к людям с пеной на ресницах, которым никак не проморгаться, поэтому применяет крупненький шрифт:

Этот простой и понятный (по сравнению скажем, с Bang & Olufsen) телефон – тоже японская примета:

***

Однако пора и завтракать. Холл внизу был изукрашен тканями. Я сразу вспомнила, что забрала в свои 17 лет у бабушки из шкафа рулон нежно-желтой жаккардовой тафты с вышивками по всей длине, то были бело-розовые лилии, бабушка хранила их в память о Сахалине и да-да, о Японии. Я их варварски разрезала и скроила пляжный костюмчик, который ни разу не надела. Меня охватывает стыд: бабушка никогда не сказала ни слова упрека (а если и сказала, то не мне). Ткань нравилась мне отчаянно, до дрожи. И как же я ею распорядилась?

Не много в жизни эпизодов, за которые мне стыдно, но этот ярче многих, и имя ему – бессмысленность уничтожения. С тех, наверное, пор, я страстно люблю лилии, вот и сейчас в комнате их штук пятнадцать.

Я иногда начинаю искать на сайтах ткани. Но что толку, тафты той не сыскать и некому ее вернуть.

Картина в холле отеля принадлежала кисти каллиграфа и поэта Мицуо Айда (1924-1991 год). С 30 лет он выставлялся в множестве галерей в Японии. Он написал 30 книг. В Токио открыт его музей. Он умер, педантично сообщала табличка под работой, в возрасте 67 лет от кровоизлияния в мозг, но его работы, добавляла табличка вдохновенно, никогда не умрут:

Мне работа очень понравилась. Никогда бы не подумала, что она имеет отношение к каллиграфии:

В холле также был бар:

И ресторан для завтраков:

Мне повезло, и я заняла ближайший к окну столик в самом конце зала:

Вид из него открывался, будто я где-то в горах:

Завтрак был изобилен:

Тофу подогревался:

В целом, для отеля при аэропорте это какая-то роскошная жизнь за 5000 т.р.

В холле, кроме ресторана, был и магазин 24/7. Ночью я там уже порезвилась и накупила всякого ненужного и прекрасного. Утром я там обнаружила мороженое “Годива”:

А потом собрала чемоданы и уехала в аэропорт. Дороги туда – в прежнем формате гравюры Хокусая – было 10 минут:

Прямо на входе аэропорт советовал не писать смс во время ходьбы – и что же? Пишут! Пишут!

В центре моего терминала я увидела панно из необыкновенной стеклянной плитки. “Мы все хотим жить в роскоши природы, – гласила подпись. – Это желание представлено тут в цветах: “голубые небо и вода”, “леса и кустарники”, “цветы и цветение”, они выражены на бледно-зеленом фоне”.

Автор Итоко Ивата исполнил работу в 1998 году в своем ателье стекла:

***

После панно я наконец посмотрела на табло вылетов. За 20 лет путешествий я совершала ошибки. Я приезжала в 9 вечера вместо 9 утра в аэропорт, я пыталась чекиниться в Four Seasons у Центрального Парка вместо Four Seasons Downtown. Я пыталась улететь без визы в Эмираты и в Китай. Но я никогда еще не приезжала в аэропорт за пять часов до рейса.

Да, дорогая гид Айя, вы виноваты, вы меня избаловали. Каждый раз, расставаясь с нами всеми, вы поднимали над головой большую картинку с временем нашей встречи. И без вас я оказалась сущим ребенком: я увидела в бумагах рейс в 13 с чем-то, автоматом отсчитала назад два часа – время, когда надо быть в аэропорту – и запомнила “одиннадцать”. И страшно удивилась, не увидев на табло рейса на Москву в 11.

На часах не было и девяти. Я сдала чемоданы в камеру хранения (в Токио-Нарита они есть двух форматов – автоматические и с приемщиками) и загуглила, сколько до ближайшего к аэропорту города:

В справочной я очередной раз произвела переполох, всего лишь скромно подступившись к разводящей сотруднице (у конца очереди!) с вопросом “как тут найти такси”. Она немедленно оставила пост и повела меня к стоянке, объяснила водителю, куда меня везти, объяснила мне, где в городе Нарита найти такси обратно; и стояла на тротуаре, маша рукой, пока моя машина не скрылась за поворотом.

Знаменитое омотэнаси – японское и искусство, и доблесть, и философия гостеприимства, и практика душевного настроя с целью предоставления экстраординарного сервиса, и внимание к пришельцам – было мне явлено очередной раз в полной мере.

***

Лирическое отступление. Я не знаю ни одной страны, где к путешественнику относились бы с такой бережностью, как в Японии. Но будьте с японцами бережными тоже. Японская душа по сравнению с общемировой – как домик с садиком под окнами по сравнению с укрепленным дзотом. Однако, если посидев на милой лавочке перед домом и напившись чаю, вы решили навсегда остаться в домике, то быстро поймете, что в дом не зайти: вас ждет еще заборчик, и еще, и еще зеленая изгородь, и лабиринт. Если вы окажетесь достаточно доблестным и одолеете все это и многое еще, наградой вам станет небывалая дружба навек. Но чтобы ее достичь, может не хватить всей жизни.

Неяпонский дом, если следовать этой метафоре, привычно обнесен высоким частоколом, а вокруг ров. Такое историческое наследие, генная оплетка, так бывает. Просто мир такой. Просто мы в основном такие. Ни присесть, ни спросить дорогу. Как крестьянин на ярмарке, который на всякий случай закрылся от всех чужаков, мало ли чего. Но если вы, чужак, все же перелезли через колючую проволоку и одолели ров, опустили подъемный мост и зашли в крепость, мы не просто покажем дорогу, но заодно начнем брататься с вами, крестить с вами детей и звать в гости что ни час. А вы всего лишь хотели, может, спросить дорогу. Налицо большая разница в мировосприятии. Неяпонцы натренированы на то, что все заборы мира – частокол. Мы ошибочно принимаем палисадник с цветами за знак, что уже все одолели, преград нет, можно заносить чемоданы и вешать любимые картины на стены. Это ошибка. От искреннего внимания к гостю до настоящей дружбы в японской транскрипции – дистанция в парсеки. Поэтому давайте просто наслаждаться японским гостеприимством, другого такого на земле нет. Оно вполне может заменить по количеству тепла и внимания многие человеческие ценности.

Википедия говорит еще более внятно:

“Важный принцип в японской философии гостеприимства — «клиент выше вас». Это не значит, что обслуживающие ниже или хуже клиента, через повышенное уважение клиенту транслируется возможность почувствовать свою значимость. Этот принцип исключает проявление какого-либо панибратства.

Ещё один принцип философии «японского гостеприимства», или, омотэнаси — «стандарты превыше всего», пришедший из философии буддизма принцип «гармонии во всем». Любая не стандартизированная процедура — вероятность провоцирования хаоса, что создаёт дисгармонию, приводящую к стрессу. Поэтому японцы очень много планируют и во всём соблюдают порядок. Планирование и стандарты нужны, чтобы уменьшить хаотичность. Порядок прагматичен с точки зрения гармонии. Процесс должен происходить в определённой последовательности, каждый знает эту последовательность и свою зону ответственности, что исключает непредсказуемость, и позволяет не переживать о несущественном, сосредотачиваясь на главном.

Для реализации философии «японского гостеприимства» также обязательно соблюдение формального этикета. При любой встрече с клиентом обслуживающий персонал подчёркнуто вежливо здоровается и делает поклон. Эти поклоны отточены и отрепетированы. Совершенство достигается ежедневными тренировками. Поклоны и сопутствующее приветствие японцы тренируют каждый день, начиная с детского сада, затем в школе и на работе. В магазинах, кафе, везде можно наблюдать поклоны, и стандартные фразы приветствия: «Здравствуйте! Добро пожаловать!», «До свидания! Приходите ещё!».

В Японии с большим трепетом относятся к каждому клиенту и часто говорят: «Дорожите каждой встречей, ведь она никогда не повторится, прислушивайтесь к партнерам и делайте всё возможное для того, чтобы каждый из них чувствовал себя по-настоящему счастливым».

 

Я запомнила: удержаться от панибратства в ответ на радушие.

Планирование существует, чтобы не тратить силы на мелочи.

Дорожите каждой встречей. Она никогда не повторится.

 

***

Тем временем такси причалило в центре города Нарита, и меня ждала неповторимая встреча с храмом Нарита-сан Синсёндзи:

Его построили в Киото вокруг статуи божества Фудо Мё О, защитника людей от демонов. Сначала статуя стояла там, и храм назывался Такао-сан Дзингодзи, но в 939 году монах по имени Кандзё повез статую в район бунта; за три недели он усмирил волнения, молясь и принося огню жертвы (обряд гома).

Но обратно статую он увезти не смог: она выросла в размерах и ее оказалось не сдвинуть с места. С тех пор несколько раз в день тут делают гома, восжигая дощечки, символизирующие страсти, в главном зале Дайхондо перед статуей Фудо Мё О. А храм стал культурным наследием страны и одним из главных храмов направления в буддизме “сингон”.

В саду при храме – водопад, три пруда, храмы поменьше, пагоды, синтоистское святилище богини риса Инари, музей каллиграфии. Один храм — в честь покровительницы учебы, детей и искусств, поэтому я купила для племянника освященную монетку специально для успехов в учебе.

К трехъярусной пагоде Сандзю-ното 1712 года ведет лестница из 53 ступеней, по обе стороны от нее установлено множество изображений Фудо Мё О.

Пагода – образец архитектуры эпохи Эдо. Внутри – пять статуй Будды Гочи Нёрай.

Рядом – зал всех сутр Иссаикьё-до, и полки со священными текстами в этой библиотеке образуют восьмигранный барабан.


Справа от него трижды в день бьют в тонный колокол на 18-метровой колокольне. В начале XX века тут еще построили зал принца Сётоку, который в 594 году объявил буддизм официальной религией Японии и очень пекся о его распространении.

А можно просто любоваться большими деревьями, стянутыми железными кольцами, чтобы уберечь их от падения:

Можно бросить тлеющую ароматическую палочку в курильницу:

И войти в главный зал:

НЕ забудьте снять обувь:

Вот и он, в центре  через некоторое время зажгут огонь:

После того, как в зале запылал настоящий костер, справа к священнику потянулась небольшая очередь. Люди держали в руках пластиковые сумки со своей обувью, священник брал по одной-две сумки и проносил над огнем. И оставлял на другой стороне. Там свои туфли и забирали прихожане.

На обратном пути я сделала еще пару картинок:


Такси нашлось в ста метрах от главного входа (на слово “такси” все окружающие живо реагировали и махали руками в нужном направлении). Дорога в аэропорт оказалась короче из-за развязок на хайвеях:

Смотрите, как выглядит бамбук под снегом:

Я как автомобилист, то и дело отвлекалась от бамбука на автомобили. Дорожные работы исполняли машины с объявлениями, исполненными прямо на них бегущей строкой:

***

В аэропорту я быстро оказалась в идеальном японском мире, где все – буквально все – предусмотрено. Вот объявление, на котором написано: “Добро пожаловать! Пожалуйста, обращайтесь к нам по поводу туалета для собак”:

“Тут и вовсе невиданное: Сотрудники за конторкой возьмут ваши почтовые открытки и опустят их в почтовые ящики от вашего имени”. И: “Запечатанные конверты мы не имеем права принимать”. И: “Марки тут не продают”:

Бизнес-лаунж на входе выглядел как рай с цветами и зонтиками:

Внутри инсталляций было меньше, а архитектуры – больше:

Грибной суп оказался таким, что ради него можно было опоздать на самолет:

Это добавки в разные супы:

Вот, например, сбор под китайский рисовый суп конджи, по консистенции похожий на кисель:

Эти плошечки – наоборот, для мисо-супа. Принцип на всех японских буфетах простой: ингредиенты и суп всегда рядом:

Шампанское, брют по традиционному методу, кротко ожидал меня в чаше со льдом:

Крепкий алкоголь стоял строем:

Ингредиенты для кровавой мери ждали знатоков:

Вина тоже не были забыты:

Саке (оцените этикетку с самолетом):

Могучим усилием я вырвала себя из логичного и гостеприимного бизнес-зала, пошла в общее пространство, нашла корнер большого универмага и за 10 минут выбрала платье Ямамото и футболку его же. И тут поняла, что опаздываю на посадку. И опять совершила серьезную ошибку: начала просить продавца ничего не заворачивать, а дать мне скорее подписать чек, и я побегу. Он нагнал меня у гейта: у него в руках был пакет с банданой от Ямамото в подарок. Он переживал, что я расстроена. Он. Переживал. Что. Я. Переживала. Япония, я поняла. Ты очень сильная, раз позволяешь себе такие нежные чувства.

В этой позиции, которая на фото дальше, я провела следующие много часов, но ни о чем не жалею (из-за снега вылет задержался на три часа). Конфеты “Ниагара”, которые живут только на льду, стюардессы упаковали в холодный ларь. Фильмов на борту было на три облета земных шара. Интернет присутствовал.

Еда была достойная:

Это мы выруливаем после того, как тушку самолета помыли антиобледенителями, а нас угостили закусками:

Это мороженое. Не “Ниагара”, конечно, но тоже какое-то неземное. Воздушное, мы же в самолете.

***

Это муж с подарком в руках – газетой из Японии:

А это кружка из единого куска дерева из Дизайн-центра Асахикавы, тоже подарок ему, он очень ее полюбил.

Я долго писала эти путевые заметки. И наслаждалась каждым часом, когда я пролистывала фото и вновь переживала поездку. Она была невероятной со всех точек зрения. Белые снежные дороги, фабрики, фестивали. Я теперь, как герой Басилашвили из фильма “Служебный роман”, в каждой компании говорю “А вот в Японии, знаете, там…”

Теплые термальные источники в итальянской Тоскане: отель Castello di Velona

На склоне лета. От Турции до Швейцарии за двадцать минут.

Travelinsider image

I Часть. Анкара: Турции много…

По заданию редакции и по приглашению Turkish Airines в самую непознанную часть Турции, столицу,…
3 дней, 1 остановок
Комментарии
0

Вернуться наверх

Забыли пароль?